Газета,
которая объединяет

Ловушка для «агентов»

Воронежская правозащитная организация – МПД – номинирована на Нобелевскую премию
Рубрика: от
Автор:

Вместе с тем Молодежное правозащитное движение – одна из тех некоммерческих организаций, которые с недавнего времени попали под пристальную проверку прокуратуры, направленную на выявление «иностранных агентов». Таким образом, вскоре может возникнуть ситуация, когда власти придется выбирать: считается ли получатель Нобелевской премии (то есть зарубежных денежных средств) пресловутым «иностранным агентом» или же налицо повод для гордости за свой город, область и всю Россию?!

В бытность СССР имело место несколько случаев, когда советские граждане отказывались от Нобелевской премии (скажем, Борис Пастернак и Сергей Королев). В те годы ее получение действительно ставило человека в крайне опасное положение: он не мог быть уверен, закончится ли вручение общественным признанием и хвалебными статьями в газетах или обернется ссылкой за «сотрудничество со шведскими и норвежскими спецслужбами».

Удар по свободе слова

Новые российские законы формально возвращают в практику подобную дилемму – получив зарубежные средства от Нобелевского комитета, некоммерческая организация должна стать «иностранным агентом».

Кстати, под начавшуюся проверку попали не только молодежные правозащитники, но и наши давние коллеги – Центр защиты прав СМИ, возглавляемый Галиной Араповой. Именно они защищали в судах практически все воронежские редакции и большинство пишущих на сложные темы журналистов, когда в отношении них подавались иски «о защите чести и достоинства», возбуждались дела «за клевету» и т.д. И, надо отметить, всегда юристы Центра защиты прав СМИ выступали на нашей стороне бесплатно.

Но вот обеспечение бесплатной литературой, льготами на оплату ЖКУ и бензина, выделение бумаги и «расходников» на принтер – государство для юристов-общественников не предусмотрело. Значит, их организации требовались средства, чтобы защищать права журналистов и саму свободу СМИ. К сожалению, Россия, несмотря на бурный рост числа миллиардеров, не может похвастать широкой практикой меценатства, готового обеспечивать подобные организации деньгами. Крайне скудными являются и гранты по линии государства. Единственный реальный путь существования Центра – получение грантов иностранных. Но именно за это организации уготовано клеймо «иностранного агента». Более того, ее текущую работу может банально парализовать из-за необходимости отвечать прокуратуре на запросы.

– Это очень сильно всех нас отвлекает, – пояснила «Берегу» Галина Арапова. – Нас и в обычном режиме проверяют намного жестче, чем коммерческие структуры, а тут решили буквально вывернуть наизнанку. Кто и почему поставил под сомнение, что наша деятельность полезна для общества? Из-за чего мы должны оправдываться? По отношению к нам это непорядочно. Мы делаем полезное дело – на нас вешают ярлык «иностранного агента».

Коса на камень

Впрочем, у ситуации есть не только моральная, но и правовая сторона. И с ней тоже все очень непросто. Скажем, у НКО прокуратура сегодня запрашивает в основном те документы, которые и так имеются в управлении Минюста, налоговой инспекции и т.д. Но ведь, согласно закону, одни государственные органы не имеют права требовать у людей или организаций ту информацию, которая хранится у других государственных органов. Они должны получать ее напрямую у «коллег».

Кроме того, сомнительным, по мнению общественников, является само основание для проведения проверки. «Письмо Генпрокурора», на которое ссылаются те, кто запрашивает документы, не вписывается в перечень случаев, когда по закону возможно проведение внеплановой проверки НКО.

Исходя из всего этого, ряд НКО (в том числе воронежский благотворительный Фонд ЭКОСОЦИС «За экологическую и социальную справедливость» и выдвинутое на Нобелевскую премию МПД) отказались предоставлять прокуратуре документы. ЭКОСОЦИС, в частности, распространил заявление, в котором сообщает о том, что «является благотворительной организацией и получает целевые пожертвования, которые могут быть израсходованы только на цели, обозначенные в Уставе. В связи с этим расходовать ресурсы организации (бумагу, рабочее время руководителя и юриста) на выполнение требований, не основанных на законе, мы не можем».

Если судить по уже появившейся практике подобных ситуаций, то теперь Минюст возбудит дело об административном правонарушении в отношении отказавшихся от проверки руководителей НКО. Именно так развивались события вокруг Ассоциации «В защиту прав избирателей «ГОЛОС» и ее исполнительного директора Лилии Шибановой. Впрочем, возможно, общественники как раз этого и добиваются. Обжаловать в суде само требование о проведении проверки было бы невозможно. А вот привлечение к административной ответственности за отказ от этого – вполне.