Газета,
которая объединяет

Воронка страстей

Воронежцев вновь пугали последствиями добычи никеля
Рубрика: от
Автор:

Как известно, русский бунт страшен прежде всего своей непредсказуемостью. Добавим еще: количеством бунтарей. Ни того, ни другого не наблюдалось в ходе очередного митинга против разработки медно-никелевых месторождений в Новохоперском районе, прошедшего на днях на Советской площади Воронежа.

Сами организаторы в «показаниях» по поводу числа участников путаются: то говорят о 800 человек, то о 2 тысячах, из которых 1,4 тыс. поставили свои подписи под требованием полного запрета разработки. Но статистика ГУ МВД по Воронежской области говорит однозначно: помитинговать в воскресный день вышло 280 недовольных.

Протест из глубин озера

Акция организаторами была заявлена как глобальная. Инициативная группа граждан подала в мэрию заявку, рассчитанную на 3 тысячи участников. Один этот факт заставляет насторожиться: почему заявку подавали непосредственно граждане, а не многочисленные «движения за возрождение Хопра» и прочие «зеленые ленты»? И почему на митинге не присутствовало ни одного из вечных лидеров «антиникелевой коалиции» в лице Константина Рубахина или Валентины Бобровой? По словам ведущей мероприятия Валентины Лебедевой, многие сторонники запрета разработки поехали на аналогичный митинг в Москву. Возможно, что оба идейных вдохновителя также отправились покорять первопрестольную, что и обусловило провинциальность воронежского митинга в худшем смысле этого слова.

Она проявилась уже с первых минут, когда началось представление городов, где проводились аналогичные акции. Упоминание в числе мегаполисов озера Байкал вызвало первые улыбки собравшихся. А желания улыбаться, по идее, возникнуть было не должно: по заявлению организаторов, в ходе акции планировалось, что авторитетные ученые расскажут о катастрофических последствиях разработки никеля для жителей Воронежской и близлежащих областей – то есть о том, что, по словам Лебедевой, «скрывают от нас разработчики антинародного проекта».

Давай, до свидания!

Впрочем, начались выступ­ления не с катастроф, а с попытки экономического анализа проекта. Так, представитель общественного объединения по развитию науки и техники Андрей Сукачев усомнился в его экономической целесо­образности, взяв за основу тот факт, что тонна никеля сегодня стоит немногим более 15 тыс. долларов США. Он сослался на данные лицензиата месторождений – УГМК, которая, по его словам, видит порог безубыточности на уровне 17 тыс. долларов.

Во-первых, эксперт немного слукавил с цифрами. Осенью прошлого года гендиректор компании Андрей Козицын говорил именно о 15 тысячах как пороге безубыточности. Во-вторых, лукавство имело место и с сегодняшней стоимостью. Не в краткосрочной перспективе – тут Сукачев прав: последняя на момент митинга котировка зафиксировала стоимость тонны металла на уровне 15170 долларов. Однако еще за месяц до митинга она составляла на две тысячи больше. Только за последние пять лет цена никеля то падала ниже 10 тыс., то взлетала выше 30 тыс. И говорить о тенденции последнего месяца без учета всего периода наблюдений – некорректно. Более того, ожидается, что к третьему десятилетию ХХI века в Европе не останется иных месторождений этого металла, кроме как воронежских. И этот фактор неизбежно приведет к росту стоимости сырья.

Далее же ситуация совсем вышла за рамки научной. К микрофону по очереди подходили то заместитель руководителя регионального отделения партии «Яблоко» Валентин Батищев, то член обкома КПРФ Ирина Дмитроченкова, которые едва не перевели митинг из экологического русла в политическое. Первое выступление отметилось разве что информацией о том, что решение о строительстве горно-обогатительного комбината принималось без учета мнения жителей Новохоперска. Мнения, действительно, никто не спрашивал. Потому что никакого решения о строительстве еще никто не принимал. Второй оратор – та и вовсе все свое выступление свела к зачитыванию обращения обкома партии к высшему руководству страны. Тут уже терпение 280 антиникелевцев лопнуло: из толпы послышались возгласы «До свидания!»

Они – за развитие

Потом, правда, к микрофону стали подходить люди, имеющие отношение к науке. Так, старший научный сотрудник заповедника «Белогорье» Алла Силина рассказала об опасностях, связанных с возможностью возникновения на месте разработки «депрессионной воронки». Впрочем, эта точка зрения – достаточно спорная (мнение оппонента см. ниже). Кандидат биологических наук Александр Прокин поведал собравшимся о том, что на месте геологоразведочных работ уже сегодня наблюдается смешение водоносных горизонтов (хотя проводимые там сейчас работы по сути представляют собой банальное бурение скважин на воду). Ну а после, когда стал накрапывать дождь, а информация выступавших стала уже менее «шокирующей» и востребованной – напуганные непогодой 280 участников акции постепенно стали расходиться по домам.

Как-то незаметно среди митингующих появилось несколько листов ватмана с лозунгами: «Мы за развитие!», «Московские политики – руки прочь от Воронежской области!», «Доходы от добычи – на благо области!»

– Мы не за разработку и не против ее, – пояснили ребята с плакатами. – Нам просто надоело, что судьбу Воронежской области решают люди из Москвы или Волгограда. Пусть жители региона сами определят, разрабатывать ли здесь никель или нет.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Имя преподавателя геологического факультета ВГУ Павла Бойко для всех активных противников разработки никеля – как красная тряпка для быка. Ведь он не только выступает за разработки, но и умеет грамотно объяснить свою позицию. Разумеется, что прошедший митинг он не мог обойти стороной. И хоть на сцене его увидеть было невозможно, корреспондент «Берега» нашел его и попросил объяснить суть происходящего.

– Главное, о чем постоянно молчат и не хотят говорить активисты, что здесь не планируется плавки, – говорит Павел Сергеевич. – Самое опасное – это когда происходит разделение концентрата на сульфид и металл. Оксид серы выбрасывается в воздух, где связывается с водой, после чего появляется кислота. Но если здесь не будет плавки, то таких проблем не может быть априори.

Вот выступавшая на митинге Алла Силина говорила страсти про депрессионную воронку. Она писала об этой проблеме целое исследование и его сейчас вкратце повторила. Но в работе заявлено, что исследователь исходит из ГОКа, аналогичного Лебединскому месторождению КМА. Лебединское месторождение – это один из самых крупных карьеров в Черноземье, а то и в центральной России. Там действительно существует депрессионная воронка, но давайте не будем путать понятия. У нас планируется шахта, отделенная от водоносных горизонтов бетонированием. Карьер же бетоном не окружить чисто физически.

Возможен ли диалог тех, кто выступает за разработку, и их противников? Он возможен с грамотными людьми, которые правильно формулируют свои требования. Например, требования экологические, чтобы здесь было построено действительно современнейшее безопасное производство. Или экономические, политические. Пока же люди будут требовать безоговорочного запрета на разработки, никакие вопросы с ними не будут даже обсуждаться.

В ТЕМУ

В среду на заседании общественного Совета по контролю за освоением никелевых месторождений ушел в отставку его председатель профессор ВГУ Николай Чернышов. Свое решение Николай Михайлович мотивировал желанием сосредоточиться на научной деятельности. Вместе с ним из состава Совета вышли еще пять ученых-геологов. Предполагается, что новым председателем консультационного органа станет заведующий кафедрой гидрогеологии и геоэкологии ВГУ, доктор геолого-минералогических наук Виктор Бочаров.