Газета,
которая объединяет

Мэр вашему дому

Выборы градоначальника Воронежа завершились вполне предсказуемо
Рубрика: Политика№ 100 (1674) от
Автор: Юрий Бабаян

Сегодня в городской Думе пройдет инаугурация нового мэра Воронежа Александра Гусева. Таким образом, будет поставлена финальная точка в интриге под условным названием «Мэр Воронежа-2013». Впрочем, была ли она, эта интрига?

Считается, что после замены кандидата от власти Геннадия Чернушкина на Александра Гусева выборы в Воронеже стали более конкурентными и непредсказуемыми. И это отчасти верно – непредсказуемость могла иметь место. Но – только при активной работе на победу оппозиционных депутатов. А ее, скажем прямо, горожане так и не увидели.

Неоправданная ставка

Почему мы утверждаем это? Да потому что оппоненты Гусева допустили ряд системных ошибок, которые – при определенных раскладах – и ошибками-то назвать сложно. Скорее, речь можно вести о целенаправленной политике, имеющей одну-единственную цель: ни в коем случае не прийти к финишу первым.

Взять, например, «бронзового» призера мэрской гонки Константина Ашифина. Скажем честно: достаточно перспективный кандидат, который в иной ситуации реально мог бы бороться за высшие должности в системе исполнительной власти. В какой такой «иной»? Прежде всего в той, когда он выдвигается не от КПРФ.

Коммунистический электорат достаточно монолитен – не только по своему числу, но и по своим убеждениям. Успешный бизнесмен в качестве кандидата от партии – этот факт многие ее сторонники могли бы воспринять (и наверняка восприняли), как обиду в силу своего консерватизма. Нет, и в нашей области есть примеры выдвижения коммунистами не самых бедных людей (депутат Госдумы Сергей Гаврилов – тому пример), но тогда дело касалось партийных списков, внутрь которых заглядывали отнюдь не все сторонники компартии. На выборах же мэра именно персоналии выходили на первый план, поэтому предпринимательский статус кандидата сыграл свою роль.

Косвенно этот факт подтверждает и первый секретарь Воронежского обкома КПРФ Сергей Рудаков.

– На минувших выборах было три кандидата, работавших на «левой» платформе, – говорит он. – К ним можно отнести не только Галину Кудрявцеву, но и отчасти Александра Гусева, который использовал отдельные элементы «левой» риторики в своей предвыборной программе. Поэтому традиционно партийный электорат распределился по трем кандидатам, а результат Константина Ашифина – это, по большей части, его личный результат.

Впрочем, с Сергеем Ивановичем кое в чем можно не согласиться. Скорее, это Константин Ашифин продемонстрировал движение «вправо», что отвернуло от него ряд вечных сторонников партии. Но – не будем скрывать – притянуло новых. Хотя и в значительно меньшем количестве.

И сам кандидат, и Сергей Рудаков признают: ставка на интернет-пользователей себя не оправдала. Многие из них еще не настолько политизированы, чтобы прийти на участок и бросить бюллетень в урну. А традиционных встреч с людьми было проведено недостаточно для того, чтобы победить.

Но, позвольте, разве не обращали внимание штаба Константина Ашифина на эти ошибки? Разве не говорили, что креатив кампании обычно играет против результатов? Десятки материалов в СМИ и тысячи комментариев интернет-пользователей предупреждали кандидата от КПРФ о подобном финале. Но они были проигнорированы. Случайно ли?

Объединению не подлежит

Не выглядит случайным и поражение на выборах Галины Кудрявцевой. Кто-нибудь может вообще сказать, с какими программными заявлениями шла «железная леди» муниципального парламента на выборы? С чем она пыталась бороться? Не сможет этого сделать, пожалуй, никто, хотя еще недавно Интернет буквально пестрел темами, активно «окучиваемыми» депутатом: ЖКХ, муниципальная собственность, Центральный рынок, «Балтимор» и даже новохоперский никель. Где все они? Ни одна из них кандидатом не была поднята на серьезном уровне!

Галина Кудрявцева к тому же абсолютно упустила такой аспект, как необходимость повышения узнаваемости у электората. Да, ее стартовая известность и без того была на очень высоком уровне, но она несла в себе и негативный фактор. Не более четверти из тех, кто слышал о Кудрявцевой, готов был отдать за нее свой голос, соответственно, ей следовало идти туда, где о ней никто не знал, повышать уровень своей поддержки за счет новых избирателей. Она же сознательно отказалась от этого, ограничившись теми, кто голосует за нее на любых выборах. Как будто боялась, что уровень ее поддержки превысит стандартные 20-25%. Он и не превысил.

Хотя возможности для более активной раскрутки у Галины Александровны имелись. В ее избирательный фонд было перечислено без малого 2,5 млн руб. – средства, вполне сопоставимые с теми, что были брошены на выборную кампанию мэром Семилук Николаем Марковым. Но если Марков за эти деньги действительно смог поднять свой рейтинг у воронежцев практически с нуля до 3,76%, то Кудрявцева такую возможность просто упустила. А так, приплюсовать аналогичный показатель к полученным цифрам – и получится уже под 30% голосов. Если же их удалось бы «оттянуть» именно у Александра Гусева, то разрыв между первым и вторым местом составил бы менее 10%. А детально разработай депутат свои любимые «коньки» – и можно было бы вообще сравняться.

Вряд ли столь опытный политик, как Галина Кудрявцева, не понимала всего этого. А если понимала, но не использовала – значит, к победе также не стремилась?

Вообще, коли представители так называемой оппозиции действительно жаждали победы, они бы смогли договориться по поводу единого кандидата. Если посмотреть на количество голосов, отданных за Александра Гусева и за Галину Кудрявцеву с Константином Ашифиным вместе взятых, то можно увидеть, что цифры-то – вполне сопоставимые. Но, учитывая, сколько «приятного» выдали оппозиционеры друг про друга, такое объединение уже казалось невероятным.

– Единый кандидат – идея хорошая, – говорит Константин Ашифин. – Но, столкнувшись с реалиями, понимаешь, что мне, например, с Галиной Кудрявцевой договариваться не о чем. Она решает свои вопросы. Какая у нас общая основа? Ненависть к власти? Но ненависть не может быть основой.

«Бронзовый» призер мэрской гонки убежден: Галина Кудрявцева – кандидат, работающий на оттягивание голосов от истинной оппозиции в лице КПРФ для обеспечения прохождения представителя от власти. Впрочем, и сам он не исключает возможности будущего сотрудничества с победителем, да и вообще не ставит под сомнение результаты выборов. В этом он однозначно расходится во мнениях с Кудрявцевой, которая уверена в своей победе, отстаивать которую собирается в суде. Однако кому, как не ей – опытному судебному бойцу – знать, что судьба у таких исков (если они, конечно же, будут), как правило, незавидная?

Успеть за 2 месяца

Но все эти «если бы» – разговоры в пользу бедных. Кандидаты от оппозиции получили именно то, к чему они стремились в ходе предвыборной кампании. Равно как то же самое получил и победитель. Причем получил с убедительным результатом и где-то – даже вопреки серьезным прогнозам. Ведь раскрутить малоизвестного избирателям человека до уровня 44% (чуть менее) поддержки – это, скорее, нонсенс, нежели обыденность.

За счет чего удалось достичь таких показателей? Во-первых, все попытки оппонентов найти серьезный компромат на него успехом не увенчались.

Во-вторых, за счет грамотной политики по увеличению узнаваемости кандидата. Да, возможно, кому-то количество плакатов и листовок с изображением Александра Гусева показалось чрезмерным, но такова особенность момента: людей надо было в кратчайшие сроки познакомить с кандидатом. И сделано это было грамотно.

В-третьих, с помощью регулярных встреч с населением. На том, где откровенно «просел» Константин Ашифин, Александр Гусев сделал основную ставку. И не прогадал.

Ну и в-четвертых, благодаря поддержке губернатора Воронежской области Алексея Гордеева. По словам директора Института общественного мнения «Квалитас» Александра Романовича, поддержка главы региона обеспечила Гусеву до 30% полученных им результатов.

Впрочем, надо быть честными: результат этот мог быть еще выше. Значительно выше. При каких условиях? Да при тех, если бы Александр Викторович имел запас по времени и прошел бы весь классический избирательный цикл.