Газета,
которая объединяет

Мент-вытрезвитель?

Губернатор предложил вернуть «приюты для опьяневших»
Рубрика: от
Автор:

На прошлой неделе, подводя итоги прошедшего в Воронеже Дня города, губернатор Алексей Гордеев предложил подумать о воссоздании на территории областного центра медвытрезвителя. Хотя бы одного.

По словам главы региона, отсутствие подобного учреждения приводит к тому, что пьяным приходится оставаться на улице – их попросту некуда везти. Да и само число на празднике лиц подшофе губернатора не порадовало.

– Пора уже в таком городе, как Воронеж, с такой историей и с такой культурой, научиться адекватно себя вести. Надо, чтобы пьяные выходки стали у нас редким исключением, – отметил он.

Что касается адекватности поведения в дни праздников, вряд ли кто-то поспорит с Алексеем Гордеевым. Разве только те, кто ждет народных гуляний исключительно с целью «побыдлить» по пьяни. А вот что до возрождения медвытрезвителей – здесь все не так однозначно.

Финансирование городским бюджетом медицинских вытрезвителей прекратилось в 2002 г., после принятия соответствующего решения депутатами Воронежской городской Думы.

– Этому решению депутатов предшествовал ряд трагических событий, произошедших в медвытрезвителях в конце 90-х годов прошлого века, – вспоминает председатель постоянной комиссии по законности гордумы I созыва Алла Холденко. – Одного человека в их стенах избили и сбросили с лестницы, после чего он погиб, другого – тоже убили, а труп спрятали в канализационном люке. Учреждения, призванные помогать людям, по сути, превратились в рассадник преступности и место регулярных нарушений прав человека. И, существуя в таком виде, они способствовали только обогащению недобросовестных сотрудников МВД.

Экс-депутат вспоминает, как в вытрезвитель Ленинского района неожиданно нагрянул с проверкой экс-прокурор области Александр Фролов. На козырьке учреждения было обнаружено 27 выпотрошенных бумажников его пациентов.

– Сотрудники вытрезвителей зачастую сидели в засаде возле кафе и отлавливали выходящих из него посетителей, – рассказывает о методах работы в то время Алла Юльевна. – Человека доставляли в вытрезвитель, применяли силу, грабили, а потом утверждали, что он ничего не помнит, потому что был смертельно пьян. И если говорить о возвращении именно такого рода вытрезвителей, то ничего хорошего из этой затеи не выйдет.

Врачам или полицейским?

Впрочем, в таком виде, в котором медвытрезвители существовали ранее, то есть в структуре МВД, функционировать они не смогут при всем желании кого бы то ни было. Еще в августе 2011 г. на пресс-конференции глава ГУ МВД по Воронежской области Александр Сысоев отмечал, что закон «О полиции», четко расписавший подразделения, существующие в системе МВД, не нашел в их числе места для тех, что призваны оказывать медицинскую помощь. Не было такого подразделения, впрочем, и в предшествующем ему законе «О милиции».

Вообще, правовой статус медвытрезвителя вызывал много вопросов и до 2011 г., когда подобные учреждения были закрыты по всей стране. Ведь сам по себе факт насильственного помещения в «трезвяк» нарушал как минимум два положения федерального законодательства: ст. 33 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан, которая разрешает отказываться от медицинского вмешательства, и Конституции РФ, запрещающей лишение граждан свободы, кроме как по решению суда.

Алла Холденко убеждена: возродить вытрезвители можно и, вероятно, даже нужно. Но – в системе областного здравоохранения.

– Человека доставляют в учреждение, там медицинские работники уже смотрят на степень его опьянения и принимают решение о госпитализации и лечении, если это необходимо, – описывает возможный механизм она. – Пусть он потом заплатит за услуги и сто раз подумает, прежде чем выходить пьяным на улицу, но заниматься им должны врачи. Чтобы не было так, как раньше, когда пациента попросту клали в холодный угол даже без одеяла, и он выходил после «лечения» с пневмонией.

Однако сами врачи с такой постановкой вопроса не согласны в корне.

– Опыт создания медицинских вытрезвителей на базе городской диагностической поликлиники в 2004-2006 гг. показал полную несостоятельность этой идеи, – говорит главный врач БУЗ ВО «Воронежский областной клинический наркологический диспансер» Владимир Харин. – Медики были брошены один на один с лицами, находящимися в состоянии опьянения, и подвергались постоянному проявлению агрессии с их стороны. В результате медицинский персонал в полном составе уволился. Органы же внутренних дел в обеспечении правопорядка в данных медицинских вытрезвителях участия не принимали.

В поисках политической воли

Организовывать вытрезвители в структуре здравоохранения без участия органов полиции, естественно, также неправильно. Мед­работники нуждаются в защите своих прав ничуть не меньше, нежели их невольные пациенты. Однако факт организации подобных учреждений на базе облздрава тоже противоречит здравому смыслу, и вот почему.

Сегодня в Воронежской области нет даже собственной наркологической больницы. Отсутствует она по простой причине: у области просто не имеется свободных зданий, которые можно было бы приспособить под эти нужды. Нет в структуре здравоохранения и свободных помещений для того, чтобы разгрузить переполненные поликлиники. В том числе и в областном центре. А ведь многие из них работают в условиях нагрузки, значительно превышающей нормативную. И в такой ситуации изыскивать дополнительные площади для организации медвытрезвителя нечестно по отношению к основному количеству населения (хотя по поводу эффективности многочисленных центров здоровья, действующих на базе городских поликлиник, есть ряд вопросов).

Можно, конечно, рассмотреть возможность организации медвытрезвителей с привлечением коммерческих структур – на основе государственно-частного партнерства. Однако здесь уж точно высока вероятность сговора врачей частного учреждения с работниками полиции и возобновления механизма доставки сюда практически трезвых людей фактически с целью вымогательства.

Понятно одно: если и организовывать медвытрезвители снова, то так, чтобы органы полиции участвовали в их работе обязательно (доставка и обеспечение безопасности), но последнее слово чтобы оставалось за медработниками. В таком случае полицейский сто раз подумает, нужно ли везти того или иного человека на вытрезвление. Пусть при этом будет продумана его ответственность за неправильно принятое решение (хотя бы выражающаяся в необходимости отвезти человека домой, если степень его опьянения будет признана легкой). Ну и прокурорский надзор за законностью вкупе с общественным контролем также является немаловажным фактором.

Так что задача, поставленная губернатором, выполнима, но – при наличии политической воли и соответствующего финансирования. Дело за самым малым – эту политическую волю проявить.