Газета,
которая объединяет

Невеселый молочник

Жизненно важный продукт – как инструмент большой политики
Рубрика: Политика№ 115 (1689) от
Автор: Юрий Бабаян

Состоявшееся на прошлой неделе в Лискинском районе совещание с участием премьер-министра страны Дмитрия Медведева показало: молоко перестало быть исключительно сельхозпродуктом, став своеобразным политическим инструментом.

Причем инструмент этот универсальный, относящийся как ко внутренней, так и к внешней политике российского государства. И, разумеется, к экономике, куда ж без нее?

Радость одним – разорение другим

Если говорить о внешнеполитической составляющей, то сегодня производители молока регулярно поднимают проблемы, связанные с импортом белорусского сырья. Поднимались они и в ходе уже упомянутого совещания. Причем первым затронул эту тему губернатор Воронежской области Алексей Гордеев.

На что именно обратил внимание российского премьера Алексей Васильевич? Прежде всего – на долю импорта белорусского молока в Российскую Федерацию. Сегодня она составляет 4 млн тонн – против 2 млн в советское время. При этом как производила Белоруссия 7 млн тонн молока в год, так и производит.

Что такое 4 млн тонн в общероссийском контексте? Это примерно 13% от уровня собственного производства, находящегося в пределах чуть более 30 млн тонн. Казалось бы, не так и много, рынок проглотит. Но производители уверяют: за счет государственных субсидий белорусское молоко дешевле российского, поэтому конкурировать с ним на равных местное сырье не в состоянии.

Однако вопрос стоимости сырья – это палка о двух концах. На том же совещании председатель правления Национального союза производителей молока («Союзмолоко») Андрей Даниленко привел данные, согласно которым сегодня закупочная цена килограмма сырья на молокозаводах поднялась примерно до 16-17 руб. Это хорошо для отечественных производителей, но не очень – для потребителей: например, в воронежских магазинах только за последние 2-3 месяца стоимость литра цельного молока поднялась от 4 до 10 руб. И если спросить среднестатистического россиянина на тему импорта белорусского молока, он вряд ли поддержит отечественного производителя, если узнает, что в угоду ему притормозится завоз более дешевого сырья и необходимый продукт на полках магазина будет продолжать дорожать.

Главе же Воронежской области от этой темы было не уйти никуда. Провозгласив в регионе курс на возрождение животноводства, он должен отстаивать интересы тех, кто поверил ему и вложил средства в создание молочных комплексов. Зачастую – лавируя между интересами инвесторов и населения.

Впрочем, лавирование это имеет сугубо экономическое измерение. И механизмы, позволяющие повысить конкурентоспособность российского молока без ущерба для кармана потребителей, имеются. В частности, Алексей Гордеев поддержал предложение продлить срок кредитования инвестпроектов в сфере молочного животноводства с сегодняшних 8 до 15 лет с повышением уровня субсидирования до 100% ставки рефинансирования ЦБ РФ. Предложение это в случае его принятия (а Дмитрий Медведев не высказал никакого протеста против этой идеи) позволит еще больше снизить финансовую нагрузку на производителей.

Но приведет ли это к реальному снижению стоимости конечного продукта? Вряд ли. К чему привело субсидирование каждого килограмма произведенной продукции, начавшееся в этом году, можно увидеть на примере ценников.

Польза или отрава?

Политизируется молочный вопрос и при обсуждении существующего технического регламента на молоко и молочную продукцию. По мнению того же Андрея Даниленко, снижение производства цельного молока уже привело к массовой фальсификации молочной продукции жирами растительного происхождения – прежде всего пальмовым маслом.

– Техрегламент у нас сегодня есть, но он не выполняется, – отмечает он.

По мнению председателя правления Национального союза производителей молока, нормативная база сегодня вполне соответствует задачам, стоящим как перед государством, так и перед аграриями, но необходимо, чтобы ее положения исполнялись. В то же время многочисленные жалобы на фальсификат, направляемые в Роспотребнадзор и Федеральную антимонопольную службу, рассматриваются очень длительный период времени, за который контрафакт успевает распространиться по потребителям. И если виновные все же привлекаются к ответственности, то накладываемые на них штрафы совершенно несопоставимы с теми объемами прибыли, которую они получают за счет производства фальсифицированной продукции.

Вопрос четкого исполнения законов – один из основных в сегодняшней внутренней политике государства. И понятно, что несовершенство правоприменительной практики рано или поздно должно было охватить все отрасли экономики – в том числе и молочное животноводство. Однако даже вопрос об использовании жиров растительного происхождения – тоже политический и – дискуссионный.

В частности, портал foodnews-press.ru вступает в заочную полемику с Андреем Даниленко, рассказывая о несомненной пользе растительных жиров и повсеместном их применении в «развитых» странах, где цельное молоко уже практически невозможно встретить из-за признания его «вредным». Журналисты портала обвиняют руководителя «Союзмолока» в лоббировании интересов крупных производителей, которые не желают выбираться из кризиса за счет рационального менеджмента, а только ратуют за государственные субсидии.

– Хорошие бизнесмены и пиарщики, представители «Союзмолока» пользуются устоявшимся российским стереотипом о том, что любое молоко всегда полезно, каким бы оно ни было. А потому молочной отрасли России выбираться из застоя невыгодно! Люди покупают молоко и первого, и второго сорта, не задумываясь о его качестве, не ведая, что в купленной упаковке продукт-отрава. Иногда – быстродействующая, если содержит возбудителей опасной кишечной инфекции. Но чаще отрава эта действует медленно, снижая иммунитет, забивая сосуды шлаками, нарушая деятельность сердца и сосудов, почек и головного мозга, – утверждают они.

Стоит отметить, что журналисты портала подобными высказываниями также участвуют в статуировании молока как политического инструмента. Запугивание серьезными последствиями в случае непринятия тех или иных решений – также элемент политического пиара. И понятно, что его цель (равно как и цель членов Национального союза производителей молока) носит сугубо экономический характер. Но такова уж ситуация, что политики в чистом виде в мире не существует – она все равно завязана на экономике.

Политика и демография

В наиболее сложной ситуации оказываются те, на чью долю выпадает необходимость принимать решения. Если вернуться к теме воронежского совещания, то здесь в роли такого «несчастного» оказался председатель российского правительства Дмитрий Медведев. От него-то стороны ждали конкретных решений, и сразу.

Но «все и сразу» никогда не бывает. Поэтому премьеру пришлось напоминать, например, о Таможенном союзе, в рамках которого невозможно «утихомирить» устремившуюся своими молоковозами в Россию Белоруссию. Или – об имеющихся возможностях использования существующих рычагов, например, для влияния на производителей контрафактной продукции или на торговые сети, не допускающие на свои прилавки продукцию российских заводов. Пришлось дать и некоторые гарантии по государственному субсидированию молочной отрасли (как не дать, когда их ждали все?).

Не было дано ответа только на один вопрос: когда россияне достигнут уровня потребления молочных продуктов, рекомендованного медиками – 340-380 кг в год? Но этот вопрос – уже даже не политический. Он – скорее демографический. А демография, как известно – область более сложная, чем политика или экономика…