Газета,
которая объединяет

Нормально: Константин

Что журналист «Берега» выяснял у коммунистов в праздничной колонне
Рубрика: от
Автор:

7 ноября, в день 96-й годовщины Октябрьской революции, коммунисты объявили общий сбор на площади Победы в 17.00.

С площади Победы краснознаменная колонна планировала отправиться по проспекту Революции в сторону площади Ленина.

«Мы ожидаем до тысячи участников, – сообщил СМИ накануне лидер воронежского отделения КПРФ Сергей Рудаков. – Сейчас решаем, где пройдет праздничный митинг: у памятника Ленину или же у памятника жертвам белого террора».

В связи с этим журналист «Берега», пришедший в назначенный час на место сбора, определил для себя программу-минимум в виде ответов на три вопроса. Первый – перебьют ли коммунисты по численности случившийся за три дня до них «Русский марш»? Второй – дадут ли им дойти до площади Ленина? (Митинг перед зданием облправительства согласован не был…) Третий вопрос возник по ходу. Формулировался он так: где Константин Ашифин?

В поисках

Экс-кандидат от КПРФ в мэры Воронежа на протяжении года был едва ли не самой популярной фигурой в обкоме воронежских коммунистов. Но именно его не было видно среди собравшихся на площади Победы. Сновал повсюду энергичный депутат гордумы, секретарь обкома Андрей Померанцев. Давали пламенные интервью на камеру упомянутый Сергей Рудаков и знатный трибун, секретарь обкома Андрей Рогатнев. Депутат Госдумы, аксакал воронежской политики Руслан Гостев готовился занять почетное место во главе колонны. Даже новоизбранного депутата гордумы Владимира Калинина, выигрышу которого коммунисты, кажется, радовались больше, чем печалились о проигрыше Ашифина, было нетрудно узнать в толпе. А Константина нигде видно не было, что не трудно было установить с учетом того, что коммунисты собрали в итоге 600-650 человек.

То есть выступили по числу участников практически вровень с «Русским маршем». Таким образом, один из вопросов был решен.

ВКПБисты и бобровские коммунисты

До выступления колонны на проспект Революции я сделал одно неожиданное открытие: отдельной колонной зашли три десятка очень юных молодых людей – по виду старшеклассников. Руководил ими седой мужчина. Ему и был задан вопрос: что за организацию представляют дети? Вместо ответа седой поинтересовался, из какой я редакции, обозвал «Берег» «буржуазной газетой» и добавил: «А здесь вам газета «Серп и Молот» – центральный орган ВКПБ».

– Так что, эти ребята из ВКПБ?

– Да.

– А не маловаты они для партийцев?..

Замечу, что сами подростки о себе ничего сказать не пожелали, пожимали плечами молча. Может, не хотели обидеть явным недоверием, как их старший принципиальный товарищ.

Наконец движение транспорта по проспекту Революции было ограничено и шествие началось. Красные флаги и красные воздушные шары выглядели очень празднично. Из колонны неслись приветствия под стать яркому колору: «Слава советской молодежи!», «Слава Октябрю!», «Слава советским женщинам!» И один раз  – вот такое симпатичное: «Привет бобровским коммунистам!»

Многие прохожие снимали шествие на телефоны, другие сдержанно ругались. Ведь был аккурат час пик, конец рабочего дня, а уехать с проспекта из-за шествия в ближайшие минут сорок становилось проблематично. Образовалась большая автомобильная пробка.

По ходу уверенного движения колонны к памятнику вождю пролетариата прояснялся и второй вопрос из моей программы-минимум. Несмотря на запрет, коммунисты отважились на митинг на главной площади. Под видом возложения цветов, разумеется.

Перед действом я решил уточнить у секретаря обкома Андрея Рогатнева, отчего все-таки избрано такое неудобное с точки зрения офисных трудящихся время для шествия. Ответ был, как всегда у Андрея Ивановича, откровенный и полный: «Ничего не поделаешь, зато это удобно для тех, кто хотел бы прийти, но в силу разных причин не может в другое время».

Про яйца

Несанкционированный митинг получилось растянуть не менее чем на 20 минут. Клеймили «буржуазную реставрацию», звучали признания о том, что «сегодня как никогда проявляется гений великого Ленина». Было холодно.

Среди актуальных плакатов обнаружился и посвященный недавнему резкому повышению цен на куриное яйцо. Увлеченный общим пафосом (и поскольку полиция стояла тут же и не разгоняла), ваш корреспондент решил тоже выступить и отдать дань проблеме подорожания важного продукта.

Но именно в этот момент коммунистов попросил с площади полицейский полковник. «Подождите, я же записался», – кричал ему в сердцах. Но страж порядка был неумолим. «Договорились, что к памятнику вождю цветы поднесут, а тут митинг устроили, сворачивайте», – отрезал он.

«Есть у прессы еще вопросы?» – спросил Рогатнев, когда колонна направилась к памятнику жертвам белого террора. «Где все-таки Константин Ашифин?» – «Ашифин всегда сзади», – услышал я из-за спины, и экс-кандидат в мэры, дружески взяв под руку, приколол к моей куртке красный бант. Таким образом, вся намеченная программа была выполнена.