Газета,
которая объединяет

Жизнь под знаком огня

Чем живут масловские погорельцы спустя год после пожара?
Рубрика: Социум№ 83 (1366) от
Автор: Александр Пылев

Огонь, полыхавший в лесах в 2010-м, принес печальные рекорды всей стране. Только в Воронежской области от 932 зарегистрированных лесных пожаров пострадал 21 населенный пункт. Полностью сгорело 306 домов, в которых проживало 343 семьи. Всего остались без крова 710 человек. Ущерб составил несколько миллиардов рублей.

Над Воронежем самая большая угроза нависла 29 июля 2010 года. Тогда огонь обрушился на детские лагеря и базы отдыха, расположенные в Сомово, Шуберском, Дубовке, на Кожевенном кордоне и т.д. В тот же день верховой пожар пришел со стороны леса и в микрорайон Масловка, уничтожив там 83 жилых дома.

Руководитель территориального отдела городского микрорайона Масловка Вячеслав Балабаев вспоминает, что в тот день был в отпуске и как раз собирался на свою пасеку:

– Я въехал на мост через железную дорогу и бросил взгляд в сторону улиц Солдатское поле и Горняков. В тот же момент я понял: происходит что-то страшное – на нас двигалась стена из огня и дыма…

Верховой пожар, подгоняемый ураганным ветром, сначала поджег около 50 домов и продолжал двигаться по селу. Температура огня достигала 800 градусов. Воздух раскалился настолько, что воспламенились три дома на ул.206-й стрелковой дивизии, которые расположены через 300 метров от горевших домов.

Анна Макаренко, учительница местной школы, живет на улице Солдатское поле. Раньше ее дом стоял метров на 100 ближе к лесу. Вместе с мужем была дома, когда на них обрушился огонь:

– Мы бросились тушить пожар. Муж пытался прикрыть окна железными щитами, надеясь, что огонь через них не проникнет. Но в считанные минуты мы поняли – остановить его не удастся. Он уже в прямом смысле слова жег нам пятки, когда мы выносили из дома какие-то документы и наших животных. Я положила в сумку морскую свинку, привязала вместо поводка на шнур электрического удлинителя собаку, и мы бегом умчались оттуда. Вещи взять не успевали. В огне осталась наша библиотека из 1,5 тыс. книг, которую мы с мужем собирали еще с 70-х. Я успела вынести из огня только томик киносценариев Василия Шукшина… У всех был шок. Даже собака оказалась настолько испугана, что разорвала шнур, на который я привязала ее, и кинулась в страхе к моему мужу.

Потом была экстренная эвакуация в местный Дом культуры, общение с медиками и психологами, заселение в «Брно», томительное время ожидания и неведения – что же будет дальше? Но, слава богу, оно длилось недолго. Губернатор и глава города пообещали погорельцам, что те не останутся один на один с бедой. Затем к проблеме оказания помощи пострадавшим активно подключилась и федеральная власть. В поселке рекордными темпами началось строительство. В кратчайшие сроки 60 семей масловских погорельцев получили новые дома, 26 – квартиры в городе, и несколько семей взяли у государства деньги, чтобы строиться самим.

Практически каждый новый дом сделан по индивидуальному проекту. Внутри полный набор подаренной бытовой техники. У большинства пострадавших в основе гардероба вещи, полученные в качестве гуманитарной помощи от самых различных организаций, фондов и предприятий. В какой-то мере получается, что те, кто отстоял свои дома от огня, отчасти могут позавидовать погорельцам?

– Трудная тема, – отвечает Вячеслав Балабаев. – Разные были высказывания. Но такого кощунства, что, мол, «жаль, я не сгорел», ни от кого не слышал. Ведь то, что пережили погорельцы, не дай бог никому пережить! Наверное, кто-то и завидовал в глубине души. Но, главное, помощь пришла всем жителям Масловки, всем, кто попал в зону пожара, понес моральный ущерб. Для этих людей сделано было очень много: построены дороги, реконструирована система водоснабжения, установлено новое освещение, смонтирована современная игровая площадка для детей, и т.д…Знаете, масловцы привыкли в случае чего сразу же звонить «в сельсовет» – нас так называют по привычке – и жаловаться. Так вот, за этот год никаких жалоб вообще не было. Звонили только поблагодарить!

До 29 июля 2010 года семья Анны Макаренко жила в старом доме площадью 60 кв.м. Сейчас у них 73 – по 18 кв. м на каждого из четырех человек. Но если бы пришлось выбирать: улучшить жилищные условия т а к и м образом или остаться в прежнем жилье, женщина отвечает однозначно:

– Все что угодно, только не переживать больше этого никогда! До сих пор не могу отойти от этого кошмара. Мне часто снится пожар: отступать уже некуда, и я мечусь, пытаюсь собрать своих близких… Новый дом нам нравится. В нем очень тепло зимой и прохладно сейчас, летом. Стоит подаренная удобная, современная техника. Спасибо всем, кто нам помог: губернатору и мэру, всем откликнувшимся людям… Но я очень скучаю по старому дому, по нашей прежней жизни. До пожара мы как-то светлее, что ли, воспринимали окружающий мир. Каждый день ощущали, в каком чудесном месте мы живем. Вокруг природа, грибы буквально за забором. А сейчас, когда неподалеку бульдозер ломает сгоревшие деревья, и все вокруг наполняется треском, у меня сердце замирает – так же трещало, когда на нас надвигался огонь. Страх сохранился. И пока он никуда не делся.

Дом Вячеслава Балабаева не горел, но пожар «выжег» след и в его сердце:

– В этом году 29 июля я ждал страшно и тяжело. И когда оно наступило, был словно разбитый. Нахлынуло все снова на меня. Не я один такой – многие люди мне звонили и рассказывали, что чувствовали себя очень тревожно…Знаете, в этом году идешь по Масловке и замечаешь – люди вокруг не жгут ни одного костра. Они напуганы. И я думаю, это чувство пройдет нескоро.

КСТАТИ

Меры повышенной безопасности

В микрорайоне Масловка особое внимание уделяется профилактике возможных возгораний. В самом поселке и шести относящихся к нему селах созданы добровольные пожарные дружины. 2-3 раза в месяц руководитель территориального отдела городского микрорайона снабжает их специальными памятками для населения и другой агитационной продукцией. Поступило новое оборудование для лесной охраны. Например, специальная видеокамера, установленная на пожарной вышке, позволяет в непрерывном режиме отслеживать любое появление дыма на расстоянии до 30 км.