Газета,
которая объединяет

Вот это, батеньки, художники!

В музее им.Крамского показывают русский авангард
Рубрика: Культура№ 70 (1785) от
Автор: Оксана Мишина

Времени для того, чтобы познакомиться с проектом Платоновского фестиваля «Свобода – причина мира», у воронежцев еще предостаточно. Выставка под таким названием, развернутая в областном художественном музее им. Крамского, проработает по 3 августа.

Ее называют уникальной – и возражающие вряд ли найдутся: нынче в Воронеже показывают отечественное искусство, долгие годы хранившееся под спудом. Известно, что советская власть авангард, мягко говоря, не приветствовала. И большинство представленных на выставке работ широкой публике не демонстрировались, осев – одно время казалось, что намертво – в музейных фондах страны.

Модные индивидуальности

И вот в столице Черноземья – естественно, впервые – представлены произведения русского авангарда из коллекций пяти ведущих провинциальных российских музеев. Пяти, соответственно, городов – Краснодара, Пензы, Самары, Саратова и Ярославля. В название выставки вынесена фраза из записной книжки Андрея Платонова: «Свобода – вот причина мира (космоса и гражданского состояния)» (Андрей Платонов, «Деревянное растение»). Запись сделана в 1927 году – в пору активнейшего распространения авангарда в искусстве.

В экспозицию вошли 78 работ 56 художников, принадлежавших к различным радикальным новаторским течениям первых трех десятилетий XX века. Выборка – более, чем достаточная, чтобы составить впечатление о масштабности явления под названием «русский авангард». Кубофутуризм, супрематизм и конструктивизм – самые сильные его течения – какими они были «во плоти»? В подлинниках? Об этом можно судить по абстрактным композициям фотографа и художника Александра Родченко, Владимира Стенберга, Александры Экстер, Веры Пестель, фигуративным картинам Роберта Фалька, Аристарха Лентулова, Федора Захарова, Александра Куприна. «Свободные» мастера сумели трансформировать открытия авангарда сообразно собственной индивидуальности; мода – модой, но стремление самовыразиться, так сказать, личностно (фамильно) у многих авангардистов над ней превалировало.

Которые тут «левые»?

Об истоках авангардного творчества и посыле для него мы, конечно, наслышаны. Творцы новых форм и содержаний в искусстве рассматриваемого периода разрушали или причудливо смешивали традиционные жанры и стили. Отрицали «узаконенный» эстетический вкус, стремились освободить искусство от общепринятых смыслов и значений. Отрекались, одним словом, от всего, что связывало изобразительную культуру со старым миром.

Общеизвестно и то, что русский авангард оказался гораздо более масштабным, глубоким и радикальным, чем западный. И, мне кажется, более нервным. Что неудивительно: уж если умом Россию (особенно – рассматриваемого периода) не понять, то воля чувств и ощущений, которую позволили себе авангардисты, и вовсе предполагала ну очень творческое, действительно свободное «освоение действительности». Исторические условия, опять же, способствовали, а контекст для художника – самая питательная среда.

Особое место на выставке занимает живопись и графика Натальи Гончаровой – «амазонки русского авангарда», по определению современников, которая в своих кубофутуристических работах опиралась на традиции народной средневековой живописи. Экспозиция повествует и о том, что, испытав влияние футуризма и сюрреализма, не порвал с традиционной живописью Марк Шагал, соединявший в произведениях стилистику неопримитивизма и экспрессионизма. Среди авторов – и другие лидеры «левого» искусства: Михаил Ле-Дантю, Варвара Степанова, Адольф Мильман, Василий Чекрыгин, Любовь Попова. При том едва ли не каждая работа – заявка на мироощущенческое открытие.