Газета,
которая объединяет

Все оттенки разного

«Нефта» показывает город, которого нет
Рубрика: Культура№ 38 (1898) от
Автор: Анна Жидких

Самим названием очередной персональной выставки, развернутой в галерее «Нефта» – «ЭТОТ город, которого нет» – воронежская художница Ольга Гурьева дает понять: в данном счастливом случае зритель имеет дело с автором – человеком непростой, далеко не бедной внутренней организации. Человеком умным, эрудированным, тонким, обладающим весомым интеллектуальным багажом и умеющим им пользоваться – с чувством, толком, расстановкой.

Содержание выставки – прямое тому доказательство: она, мне кажется, способна «пробить» даже самого непробиваемого, бесчувственного зрителя. То, что делает Ольга – чем дальше, тем очевиднее – достойно самых высоких оценок. Да что там оценки: мастерство Гурьевой просто удивляет, а это – самое ценное (и самое трудное) в искусстве.

Кулуары вселенского масштаба

Выставка, на которой, по определению самой художницы, показывается живописная керамика, очень, именно очень красива: причудливые переливы друг в друга «стеклянных» красок и тонов, сосуществование линий и объемов, «напитанных» благоухающим цветом. А по соседству – почти акварельная нежность какой-нибудь «пастельной» вещи, которая выглядит не менее выразительно, чем яркая, во всех смыслах, фантазия автора. Благодаря чему забываешь, насколько сложна техника, в которой выполнены произведения Гурьевой. Ведь они – внимание! – обретают свою потрясающую внешность только после обжига в печи при температуре более 1000 градусов.

Рассматривая включенные в экспозицию работы, на автомате, из недр серого вещества, вытаскиваешь стихотворные строчки и мелодии, вспоминаешь какие-то полузабытые состояния-настроения и маленькие личные открытия. Открытия кулуарного толка, которые – вдруг, Ольге благодаря – вырастают до вселенского масштаба.

Мир художницы Гурьевой щедр на лирику: это то настоящее искусство, которое позволяет обращаться к вечному, отталкиваясь от сиюминутного. При всех бытовизмах сюжетов: художница «приглашает» зрителя на тихие, лишенные помпезности воронежские улочки, предлагает полюбоваться обаянием и хрупкостью маленькой человеческой фигурки или гиперболизированной морозностью воздуха – да, и «градус» она умеет передать, кроме всего прочего.

Именной мир

По большому счету, Ольга – сказочница. Раздает роли и костюмы одушевленным и неодушевленным персонажам по своему художественному усмотрению, пишет для них сценарии – и зритель получает «живое», в плане эмоций, дерево или старые стены домика с хорошо читаемой судьбой.

Тщательно продуманное оформление работы – тоже фирменный стиль художницы Гурьевой. Когда сочиненные ею красоты смотрятся как бы из старой милой форточки, в виде которой выполнена рама – колорита произведению это, безусловно, добавляет. И тут тоже Ольга очень внимательна к мелочам: то прилепит к «древней» форточке обрывок газеты, то ключик приспособит, то «бросит» на нее россыпь коллекционных, теперь уже, монеток, – всяких там советских «десюнчиков». Трогательно, душевно и чрезвычайно – уже чисто с художественной точки зрения – выразительно. А уж об изобретательности даже говорить неловко – настолько это очевидная данность.

Выставки, подобные той, что открыта сегодня в «Нефте», – всегда атмосферные. Потому что почти театральное зрелище предлагают: тут тебе и образов в достатке, и метафор, и реминисценций. Даже характеры есть – у тех самых улочек и домишек. А пение Насти Борисовой, вокалистки группы BlackSpoon, органично в эту атмосферность вплелось – и это тоже символично: художник Ольга Гурьева – больше, чем художник. Она творец целого мира – своего, именного. Помнится, об этом мы разговаривали с Ольгой с год назад, и тогда она подтвердила: да, есть такой мир. Причем речь о его создании уместно вести именно в материальном плане. Потому что в последние годы ищется нечто среднее между керамикой и живописью. И находится!

Нет предела совершенству

«Пытаюсь объединить их в какие-то арт-объекты, архитектурные формы, скульптуру, – говорила тогда Ольга. – Керамика – центр всего, безусловно. Но я пользуюсь им так, чтобы это не чувствовалось «в лоб». Чтобы не было ясно: вот здесь – глина. А где-то проступал бы, может, мерцающий металл, какие-то отблески бронзы или стали. Где-то угадывались стекло, патина и т.д.». И добавляла – к вопросу насчет намеков и оттенков – надо, «чтобы они что-то будили, вызывали какие-то ассоциативные связи. Прежде всего – у меня. Я – зритель своих работ; если мне вещь нравится, если ее созерцание доставляет наслаждение – отпускаю это в свет».

На этом «зритель своих работ» хочу остановиться отдельно. Ольга – зритель, именно! И, к счастью, не только своих работ: у нее хватает заинтересованности оценивать и анализировать чужое творчество, до чего многим и многим ее коллегам просто дела нет. Странно, но факт. Гурьева же – исключение, которое, как мне кажется, должно быть правилом.

«Мне многое интересно в чужом творчестве. Особенно – концептуальное искусство, – поделилась художница. – Чужие мысли; вот как они людям приходят в голову? Меня это дико интересует и радует. Иногда наслаждаешься технологией, использованной мастером – настолько технологично, настолько здорово сделана вещь! А еще ужасно нравятся графики – как они все детальки в работах показывают, линии, четкость рисунка... Вообще меня приводит в восторг то, чего я, работающая большей частью интуитивно, сама не умею. Смотришь на иного художника как на эквилибриста, фокусника».

Примерно в том же качестве воспринимаю лично я саму Ольгу Гурьеву. Которая никогда не упивается достигнутым, и развитие этого художника сполна подтверждает истину о том, что нет предела совершенству. Неудивительно, что работы, выставленные сегодня в «Нефте» – еще живописней тех, что я видела прежде. И еще более богатым языком рассказывают об уникальном гурьевском мире: подойди поближе к работе, отойди подальше – смыслов откроется, как в хорошей литературной миниатюрке.

История с географией

Ольга Гурьева родилась в 1967 году в Воронеже. В 1991 году окончила Воронежское художественное училище, после чего два года работала в творческой мастерской Союза архитекторов. С 1996-го имеет собственную мастерскую художника-керамиста. Многократно участвовала в различных выставках: АРТС (2003), Московская выставка Современного искусства (2003), «Предмет в ландшафте» –ландшафтная архитектура, Московская международная выставка «Искусство куклы», выставка кукол на Тишинке (2010) и др. Многие работы Ольги Гурьевой хранятся в частных музеях в России, Германии, США, Канаде, Чехии, Финляндии. Художница является автором всех символов, вручаемых лауреатам воронежского ежегодного театрального конкурса «Итоги сезона».