Газета,
которая объединяет

Виктор Петлюра: «В Воронеже я в последний раз выступал под своей фамилией!»

Рубрика: Культура№ 41 (1901) от
Автор: Марина Хоружая

Виктор Петлюра – фигура в артистическом мире культовая и немного загадочная. Народный исполнитель в прямом смысле слова. И хотя в репертуаре артиста нет фольклора, его песни поют с удовольствием. В них – ностальгия и современность в едином замесе.

Зажигательные танцевальные ритмы, жесткие гитарные рифы и мягкий джаз… Песня Виктора «Спрячь за высоким забором девчонку…» побила все рейтинги популярности, а в караоке ее заказывают чаще других. В последнее время Виктор уделяет особое внимание качеству звучания музыки, много экспериментирует с гитарой. Об этом и многом другом – в интервью корреспонденту «Берега».

Публика стала старше

– Вы сказали, что удивлены тем, что вашу музыку причисляют к шансону. Вы думали, что это попса…

– Стиль, в котором работаю, я бы назвал эстрадой. Есть рок-музыка, есть джаз, есть шансон. И то, чем я сейчас занимаюсь, впитывает в себя, пожалуй, элементы всех жанров. Я люб­лю рок, блюз, качественную поп-музыку – и, конечно, добавляю такую окраску в свои песни. Если лет 10 назад на мои концерты приходила в основном молодежь от 15-ти до 25-ти, то сейчас приятно в зале наблюдать зрелых людей – от 30-ти и выше.

– Многие называют шансон низким жанром, а для вас что он значит?

– Вопрос риторический. Раньше мы четко понимали, что в основе русского шансона лежала либо каторжанская, либо блатная песня. Ну и все, что крутилось вокруг – городской романс, дворовая песня; я раньше очень любил их аранжировать в современном стиле. Сейчас же понятия немножко сместились, с шансоном произошли некие метаморфозы. Сегодняшний русский шансон больше похож на эстраду. В последние 10-15 лет в этом жанре перестала звучать тюремная лирика и прочие жанровые песни. А что касается низкого жанра… Я считаю, что только необразованный человек может назвать шансон низким жанром. Родоначальником которого, на минуточку, был Вертинский. Так что те, кто думает, что шансон – это песни о тюрьме, безусловно, заблуждаются.

– Я знаю, что вы готовите к выпуску новый, 13-й по счету альбом. Но ведь говорят, что альбомы выпускать сейчас невыгодно, все качается в Интернете…

– Выпускать альбомы никогда не было выгодно в нашей стране. Основным доходом артиста всегда являлись концертные мероприятия. То, что предлагалось артисту за пластинку – дай бог, окупало затраты на ее выпуск. Хорошо, если отобьешь продакшн. Но основной заработок – концерты. Хотя пластинки мы с собой на концерты во­зим, чтобы поклонники могли приобрести. Хотя сегодня очень тяжело продавать физические носители. Нашему человеку проще зайти в Интернет, нажать на кнопочку, бесплатно все скачать и быть довольным. Никто ведь не задумывается о том, где исполнитель черпает средства, чтобы вкладывать в производство этих песен. Одно дело – сочинить песню, хотя и это дается свыше и не каждый раз. Но для того, чтобы она стала известной и популярной, в нее нужно вложить деньги. И чем качественнее выберешь студию, которая будет делать продакшн, тем больше шансов, что песня станет хитом.

Ритуальная маска

– У вас есть песни «Для тебя», «За тебя»… Не боитесь, что Стас Михайлов начнет предъявлять претензии?

– Есть идея записать еще и песню «На тебе». Так что будет целый цикл одноименных песен, как у Стаса Михайлова. На самом деле появление таких песен никак вообще не связано с творчеством Стаса Михайлова. У Жеки, Стаса Михайлова и группы «Кабриолет» есть песни под названием «Между небом и землей». Все они – абсолютно разные. Кто кого копирует? Случайно совпало. Просто каждому пришло в голову написать песню с таким названием.

– В прошлом году по ТВ показывали сюжет о том, что у вас в загородном коттедже завелся полтергейст. Вы слышали плески воды в бассейне, гитара начинала играть сама… Чем все закончилось? Знаю, что вы приглашали домой экстрасенса и она сказала, что все дело в ритуальной маске, которую брат привез вам в подарок из Африки…

– От маски мы избавились – отдали той женщине-экстрасенсу, и она уже совершала какие-то ритуалы. Мы полгода ведь мучились. Даже гости, переночевав у нас, больше не хотели оставаться в доме. Было жутковато. Но теперь все прекрасно – купаемся в бассейне, и на гитаре играю только я.

– А от дома не было желания избавиться?

– Нет, что вы. Его полностью строила моя жена Наталья, проект ее. И дом так любят родственники и друзья. Плюс у нас там студия. Впрочем, в московской квартире – тоже.

– Какая у вас талантливая супруга – и ваш директор, и строитель…

– Да, а я иждивенец. На самом деле, мне очень повезло. Наташа мой талисман, мой ангел-хранитель. Я знаю, что, если она сидит в зале, концерт пройдет хорошо.

Крым – глубокая история

– Вы родом из Симферополя, прожили там до 30 лет... Были за присоединение Крыма к России или против?

– За Крым я был бы рад при любом исходе референдума. Выбор крымчан одобрил бы любой, хотя, скажу честно, крымчане всегда себя считали больше русскими, нежели украинцами. Сам Крым ведь от этого не изменился. Я Крым люблю, потому что там очень красиво, а не потому, что это моя родина. Крым – не только побережье Черного моря, Алушта, Ялта, Севастополь. Там прекрасные леса, горы, пещерные города… Это глубокая история. Человеку, который собирается путешествовать по Крыму, есть что посмотреть. Главное – взять ноги в руки, а не просто валяться на пляже.

– А что родня говорит? Что-нибудь изменилось в Крыму после присоединения в лучшую сторону?

– Вы знаете, я не общаюсь с ними на политические темы. Звоню и спрашиваю, все ли в порядке. Они отвечают – да, и для меня это главное. Самое важное, что в Крыму – мир.

– В октябре вам исполнится 40 лет. Кризис среднего возраста еще не ощутили?

– Мне кажется, что людей творческих кризис не покидает с самого начала их деятельности. А вообще, вы знаете, я четко помню свое 19-летие – какой был стол, какие блюда, гости… И в душе себя ощущаю все тем же 19-летним пацаном; мне кажется, я остановился в том возрасте.

Путаница с фамилией

– Сейчас модно петь дуэтами. Вы с кем-нибудь хотели бы спеть?

– Лет восемь назад у меня был дуэт с Аней Воробей, мы исполняли песню «Голуби». А вообще вопрос с дуэтом для меня очень неоднозначный. Если уж и делать что-то совместное, то должна быть такая песня, которая выстрелит, которая понравится публике. Пока такой я не вижу. Поэтому и кандидаток на дуэт не вижу тоже.

– Расскажите, что у вас назревает в плане сотрудничества с Игорем Крутым?

– Мне очень комфортно работать в студии Валерия Парамонова, где Игорь Крутой записывает всех своих звезд. Она какая-то намоленная, что ли – оттуда вышло очень много хитов. Первую песню – «Для тебя» – мы записали с музыкальным продюсером Настей Мухиной минут за 40, хотя обычно на это уходит часа три. В общем, работается там очень легко. Недавно записали вторую песню – «Благодарю». И как раз во время записи на студии был Игорь Крутой. Он послушал и одобрил песню. Даже внес коррективы. Это дорогого стоит, потому что Крутой очень редко обращает на кого-то внимание.

– Слышала, что вы вообще хотите сейчас начать с нуля, сменить фамилию. Андрей Бандера тоже отказался от творческого псевдонима; понятно, что в свете нынешних событий фамилия Петлюра тоже звучит неблагозвучно… Расскажите о ребрендинге…

– Да, действительно, захотелось начать все с нуля. Я не виноват, что родился с такой фамилией – Петлюра я по пас­порту. И здравомыслящие люди понимают, что Симон Петлюра здесь совсем ни при чем. У нас ведь много людей носят фамилии предателей, маньяков. Но они не несут ответственность за поступки каких-то незнакомых им людей – однофамильцев. По крайней мере, с какими-то политическими моментами из-за фамилии мне сталкиваться еще не приходилось. Дело тут в другом. Последнее время в Интернете возникла путаница. Путают меня и выходца из «Ласкового мая» Юрия Барабаша – ныне покойного, который выступал под псевдонимом Петлюра. Мои песни приписывают ему, его песни – мне. Фотографии перепутаны. Это начинает раздражать. И я подумал, что из-за этого-то проект Петлюра у многих ассоциируется с дворовой лирикой. А я на сегодняшний день уже вырос из подобных песен, сейчас хочется исполнять что-то более понятное взрослой аудитории. Поэтому мы и решили сменить фамилию. В Воронеже Виктор Петлюра закончит свое существование. Больше под этой фамилией вы меня не услышите. Отныне я буду выступать как Виктор Дорин. Хотя в концертной программе, наверное, все же останутся самые любимые песни из моего творческого прошлого – и мне интересно их петь, и зрители ждут. Так что у нового проекта программа будет очень разнообразная.

Досье

Виктор Петлюра родился 30 октября 1975 года в Симферополе. В одиннадцать лет впервые взял в руки гитару. Его дебютная пластинка «Голубоглазая» вышла в 1999 году, и с тех самых пор он стал одним из «любимцев» аудиопиратов. В творческом багаже исполнителя – двенадцать альбомов, которые разошлись огромными тиражами.