Газета,
которая объединяет

Кроваво-красная черта

Воронежцам показывают живописные работы из собрания Ярославского художественного музея
Рубрика: Культура№ 43 (1903) от
Автор: Оксана Мишина

В выставочном зале Воронежского областного художественного музея им.И.Н.Крамского открыта выставка «За красной чертой», представляющая произведения русских живописцев первой половины XX века из собрания Ярославского художественного музея.

В небольшой, но очень показательной экспозиции – 40 живописных работ 1920-х – 1950-х годов, 22 из которых экспонируются впервые. Имена авторов – сама история; смотришь на подписи к картинам – и хочется протереть глаза: эти легенды периода стыка эпох – и в современном Воронеже?..

Политический момент

Зрителям предложены работы «голуборозовцев» Павла Кузнецова, Анатолия Арапова и Николая Ульянова, «бубнововалетовцев» Роберта Фалька, Ильи Машкова, Петра Кончаловского, Василия Рождественского, Александра Куприна, Александра Осьмеркина, «русских импрессионистов» Константина Коровина, Константина Юона, Аркадия Рылова, баталиста Николая Самокиша и других. Все перечисленные авторы имели успех и признание публики и критики, участвовали в крупных творческих объединениях и выставках начала XX века. Многие их работы стали хрестоматийными для истории русского искусства. А иные остались «в середнячках» (которых, к слову сказать, в экспозиции хватает). Причина? Банальная! Пресловутый «текущий момент» – политический…

Октябрьская революция 1917 года разделила на «до» и «после» жизнь не только страны. Она провела красную, а местами натурально кровавую черту под судьбами творческих людей, нередко круто изменив их. Понятно, не в один момент дело делалось: зрелые художники со сложившейся авторской манерой, собственным узнаваемым стилем, ставшим «фирменным», не только не хотели, но и не могли при всем желании за короткий срок кардинально поменять свое творческое кредо. Но… Против лома нет приема: пусть не сразу сказалось на русской живописи наступление новой эры социализма, но – сказалось! «Благодаря» чему творчество мастеров «прошлого», продолживших работать в советский период, известно широкому зрителю куда хуже.

Мнения разделились

Из истории мы знаем, что вопрос «художник и власть» в первые советские годы встал острее иных. Оставшись без частных заказов, в условиях «огосударствления» всех сторон жизни общества, деятели искусства должны были сделать непростой выбор: поддержать новую власть или не принимать ее. Мнения, как водится, разделились. Кто-то радостно приветствовал наступившие перемены, создавая произведения явно политической направленности, выполняя идеологический заказ государства – живописал производственные пейзажи и иже с ними. Другие спешно уезжали в эмиграцию. А третьи пытались переквалифицироваться в многостаночники: уходили от активной выставочной деятельности и искали себя в театре, кинематографе, педагогике, музейном деле, оставив занятия станковой живописью исключительно как хобби.

Многие художники со временем приспособились к диктату государства: ему в угоду создавали «идеологически выверенные» картины, а для себя, узкого круга друзей и единомышленников работали «отдельно», не выставляя «запретных» произведений на публику.

Так или иначе, характеризуя творчество художников поколения 1920-х – 1950-х годов, правомочно говорить о постепенном приходе их к реализму в разных его проявлениях – символическом, романтическом и, наконец, официальном «социалистическом». Эти-то любопытные «превращения» и показывает выставка в Крамского, которая продлится до 24 мая.

Тем временем

Выставка единственной картины – работы Юрия Пименова «Зимой в Москве» – открылась в Никитинской библиотеке. Показ стал частью проекта, организованного Музеем русского импрессионизма при содействии Библиотеки иностранной литературы для ознакомления жителей регионов с малоизвестными страницами русского искусства.

Народный художник СССР, лауреат Ленинской и двух Сталинских премий Юрий Пименов называл свой стиль «реалистическим импрессионизмом»: его живопись – реалистическая по сюжетам и импрессионистическая по исполнению. Однако понятие «русский импрессионизм» широкому зрителю почти не знакомо: последняя выставка русского импрессионизма прошла в 1968 году, работы авторов этого жанра никто целенаправленно не собирал.