Газета,
которая объединяет

Персидская сирень – с доставкой

Александр Филиппенко – об отказе от сериалов и любви к литературе
Рубрика: Культура№ 96 (1956) от
Автор: Сергей Попов

На днях популярный артист театра и кино Александр Филиппенко сыграл в нашем городе моноспектакль «Смех отцов». Эта бесподобная двухчасовая читка (так и хочется написать – «шоу») содержит в своей основе произведения классиков прошлого века – Михаила Зощенко, Николая Эрдмана, Сергея Довлатова. И даже «сложного» Андрея Платонова.

Не семь цветов радуги

«Фишка» действа в том, что своим обаянием и необузданной актерской энергией (не смотрите на то, что Филиппенко – 71 год; это – разве что по паспорту) Александр Георгиевич оживляет любой текст настолько ярко, что оторвать взгляд от сцены просто невозможно. Таким же «человеком-театром» артист выглядел в общении с журналистами: он заливисто смеялся и активно жестикулировал. Но, главное, рассказал много интересного.

– Александр Георгиевич, не так давно вы принимали участие в онлайн-читке Чехова. До этого у вас был подобный эксперимент с текстом Гоголя. Вам близок такой формат?

– Формат – да. Новые возможности – это всегда интересно. Другое дело, что распорядиться такими возможностями можно по-разному. Вот после этих чтений Чехова жена мне рассказала, что меня в середине отмонтировали, и текст продолжила читать другая актриса. Ладно, я не против, это режиссерский ход. Но хотя бы предупредите актера о том, что так будет! Сама идея-то онлайн-чтений – прекрасная. Но когда любым делом начинают заниматься троечники – возникают неприятные нюансы. А читать такие тексты – для меня счастье. Сейчас, кстати, все чаще просят почитать поэзию, стихи о любви. Это радует, потому что зрители успели отвыкнуть от образного мышления, которое и заключено в поэзии. А все эти сериалы наши приучают зрителя к семи цветам радуги – то есть только к первому слою ассоциаций.

– А зачем же тогда вы снимались в «Бедной Насте» и «Адъютантах любви»?

– Я попробовал – и мне все стало понятно. Теперь от подобных предложений сразу отказываюсь. А вот бедные молодые актеры вынуждены сниматься в таком кино. Помню, поклонники как-то, даря цветы, попросили не сниматься в «Моей прекрасной няне». Но что я мог поделать? Там же были задействованы мои друзья из Щукинского, я не мог отказать… Понимаете, в сериалах есть только предлагаемые типажи. И никакой чеховщины – ни в коем случае.

Место в формуле

– При всем том понятно, что выбор у вас есть: Александру Филиппенко наверняка предлагают и хорошие кинороли…

– Да. Из последних событий: режиссер Ярослав Чеважевский, с которым мы снимали «Счастливый конец» с Деревянко и Колокольниковым, предложил роль. Небольшую, но очень яркую роль – в фильме «День до». Не могу выдать подробностей. Вый­дет фильм в марте. Там будет три или четыре коротких новеллы. Я снялся в одной, но зато это такая яркая роль! Фантасмагория, трагифарс!..

– Вы любите Гоголя, Чехова, Довлатова. А из современных писателей вам кто-нибудь интересен?

– Виктор Пелевин и Владимир Сорокин. Но это все – постмодернизм, который я не очень принимаю. Они только для чтения у торшера, со сцены эти вещи нельзя читать.

– Вы сыграли более восьми десятков ролей в кино. Какие работы особенно любимы?

– На первом месте для меня, конечно, «Мой друг Иван Лапшин» Алексея Германа. Потом – два варианта «Мастера и Маргариты». Далее – «Командир подвод­ной лодки» и «Убегающий август». Кто-нибудь видел «Убегающий август»? Нет? А я там, между прочим, героя-любовника играл. И как-то ко мне подошел парень и сказал: «Вы мне спасли жизнь. Я в армии смотрел этот фильм, как раз в тот момент, когда поругался с девушкой. И подумал: неужели я такой же дурак, как Филиппенко? Включу газ и убью себя? Нет, не буду».

– Про вас как-то рассказывали, что из всех режиссеров вы подчиняетесь только Роберту Стуруа. Неужели он – единственный режиссер, у которого вы, не раздумывая, согласитесь играть в театре? Или сниматься?

– Актер должен понимать свое место в формуле. Меня устраивает формула Стуруа. А еще – Романа Виктюка, Михаила Макеева. А недавно я согласился сыграть в спектакле потрясающего режиссера, настоящего художника Дмитрия Крымова. В его спектаклях всегда происходит буйство театральной фантазии. Правда, он предложил сделать спектакль по Хемингуэю, а мне бы, конечно, больше хотелось Булгакова или Салтыкова-Щедрина. Но я ему доверяю.

Азазелло в коридоре

– Вам, будем говорить прямо, совсем немало лет, а энергии – хоть отбавляй. Поделитесь секретом молодости.

– Что касается возраста, у Юрского в спектакле есть замечательная фраза: «Без цифр, без цифр, только общие понятия…» Наверное, секрет в том, что зрители дарят мне массу положительной энергии. А я – им. Еще меня часто спрашивают – как можно запомнить столько текста? Да того же Платонова читать – одно удовольствие! Его тексты – как персидская сирень на губах. Этот образ я подхватил у писателя Юрия Олеши, он мастер образного письма. После Платонова люди за кулисы с квадратными глазами заходят, говорят: «Так не пишут сейчас».

– На своей страничке в социальных сетях вы недавно похвалились куклой Азазелло (именно эту роль в «Мастере и Маргарите» играл Филиппенко – прим. авт.), сделанной украинским художником Игорем Кириченко. Кто вам ее подарил?

– О кукле, которая немного похожа на меня, случайно узнали мои жена и дочь. Они мне ее и подарили. Знакомая художница писала в Интернете, что автор, мол, хочет ее сжечь. Какой-то мистикой от этой вещицы веет. Но мне сказали, что кукла оттягивает негативную энергию, поэтому хорошо, что она у меня есть. Азазелло этот – полуметровый, я его в коридоре поставил.

– Доводилось ли принимать необычные подарки от поклонников?

– На день рождения жены нам подарили собаку. Вот такая неожиданность. Теперь у нас – аж три пса. Все – породы норвич-терьер; замечательные, просто чудо. Зовут Ричард, Буся и Буги-Вуги. Они не гавкают. Исторически, говорят, кембриджские студенты научили их не лаять, чтобы собаки не мешали заниматься.

– Вы часто ездите на гастроли. Что обычно с собой берете в дорогу?

– Есть специальный гастрольный чемоданчик. Но его собираю не я: со мной всегда ездит дочь Александра, и эту обязанность я «взвалил» на нее. Я стал брать дочку с собой еще с 90-х годов – она помогала на выступлениях, в нужном месте включала музыку. Так вдвоем теперь и ездим.

Справка «Берега»

Александр Георгиевич Филиппенко – советский и российский актер театра и кино, народный артист России. Родился 2 сентября 1944 года в Москве, школу окончил в Алма-Ате – с золотой медалью. В 1962-м стал членом студенческой команды КВН МФТИ (чемпионы Клуба 1962/1963). В 1967 году окончил Московский физико-технический институт, факультет молекулярной и химической физики по специальности «Физика быстропротекающих процессов». Два года работал старшим инженером в Институте геохимии АН СССР.

В 1974 году окончил театральное училище им. Б.В. Щукина. В 1975-м поступил в труппу Академического театра имени Евгения Вахтангова, где проработал 20 лет. С 1996 года – руководитель театра «Моно-Дуэт-Трио» при Москонцерте. В сентябре нынешнего года актер принял участие в театрализованных онлайн-чтениях произведений А.П. Чехова «Чехов жив».

Только факты

Первой женой Филиппенко стала Наталья Зимянина, от которой у артиста – дочь Мария (филолог, журналист, преподаватель) и сын Павел  (музыкант, экс-вокалист группы I.F.K., ныне лидер группы F.A.Q.). С  1979 года Александр Георгиевич женат на  Марине Ишимбаевой (режиссер телевидения), в браке с которой родилась дочь Александра. Сегодня она – кандидат исторических наук, переводчик, звукорежиссер.