Газета,
которая объединяет

Небо – его обитель

9 декабря страна отметит День Героев Отечества
Рубрика: от
Автор:

Внешне – совершенно обыкновенный человек. Основательный и солидный мужчина, довольно далекий, впрочем, от книжных образов «героев». И тем не менее, он – герой. Не виртуально-литературный, а самый настоящий Герой Советского Союза. Бывший заместитель командира вертолетной эскадрильи по политической части 40-й армии ограниченного контингента советских войск в Афганистане.

Несмотря на то, что боевые подвиги Николая Ивановича Малышева уже в прошлом, он человек, скорее, дня сегодняшнего, чем вчерашнего. Умея доходчиво и внятно выражать свои мысли, не только успешно преподает в Военно-воздушной академии имени Жуковского и Гагарина, но и ведет активную общественную работу. В преддверии Дня Героев Отечества корреспондент «Берега» расспросил Николая Малышева о его уникальной судьбе.

Боеспособность – растет

– Раз уж, Николай Иванович, будем говорить о вашей жизни, то давайте – с самого начала…

– Давайте. Родился 22 ноября 1949 года далеко отсюда – на руднике Сагур Селемджинского района Амурской области. Окончил среднюю школу, был призван в ряды вооруженных сил. Два года прослужил в воздушно-десантных войсках в Узбекистане. Дальше поступил в летное училище в Сызрани – мечтал об этом с детства. Училище окончил с отличием и был направлен для прохождения службы в Белоруссию. Потом служил в Германии. А тем временем – это 1979 год – началась война в Афганистане. Советский Союз, защищая Афганистан, как известно, одновременно защищал и свои границы. Вот и пришлось нашей армии там воевать. Я на афганской войне был два раза. В общей сложности провоевал около трех лет.

– А в Воронеже как оказались?

– Здесь я закончил службу – в должности начальника авиации 20-й общевойсковой армии. Это было в 1998 году.

– Стало быть, теперь можете посмотреть на вооруженные силы не изнутри, а как бы со стороны. С какими, интересно, мыслями и чувствами?

– Тут ситуация простая. Начиная где-то с 1992-го по 2010 годы под видом реформ происходил развал нашей армии. Но теперь, к счастью, ситуация изменилась: восстанавливается былая боеспособность, растет авторитет.

В бою – проще

– Что конкретно пришлось делать на войне?

– У летчиков работой считаются боевые вылеты. Так вот, за годы службы в Афганистане я налетал порядка 820 часов и совершил 768 боевых вылетов. Летал на вертолетах Ми-24. Прикрывал с воздуха наземные войска. Задачи ставились разные: однажды, к примеру, душманы переправлялись через речку на пароме, передо мной стояла цель уничтожить этот паром. Я начал по нему стрелять: раз – не попал, два – не попал, но уже третий снаряд разрезал паром напополам.

– А расскажите, Николай Иванович, о подвиге, за который вам присвоили звание Героя СССР.

– Героя я получил 13 января 1987 года – за одну из операций. «Наземные» попали в засаду, душманы открыли по ним стрельбу. Мне доложили, что стреляют, мол, оттуда и оттуда, и я, имея мощное вертолетное оружие, начал «гасить» эти очаги с воздуха. Уничтожили несколько таких «точек» – и наша рота вышла из засады практически без потерь.

– Награду получали, наверное, в Кремле?

– Да. Орден вручал Андрей Андреевич Громыко.

– Когда принимали решение атаковать врага, понимали, что вас могут сбить?

– Понимал, конечно. Но как поступить иначе? Я должен был выполнить задание.

– Вы же были замполитом. Летающий замполит – это что-то особенное; в теории такая должность предполагает мобилизацию людей на военные свершения, а не собственную бурную деятельность…

– Ну, я всегда повторял ребятам: «Не делайте так, как я говорю, а делайте так, как я делаю». Показывал на своем примере, как себя вести.

– Насколько остро проявлялось на войне чувство страха?

– Дело в том, что в центре Афганистана – довольно высокие горы. Нижняя точка там – 4200-4300 тыс. метров над уровнем моря. А мой Ми-24 имеет «потолок» в 4500. Но и на это способна только новая машина! Старые – не дотягивают до максимума! Поэтому страшнее всего были эти самые «горные» перелеты; туда-обратно я летал раз восемь. А в бою, как ни странно, психологически проще. Потому что в кабине не слышно выстрелов.

– Сейчас часто видитесь с боевыми товарищами?

– Сами знаете: теперь все общаются в Интернете, в социальных сетях. А я там не сижу. Только сунься – такие «разговоры» отнимают массу времени. А у меня его нет совсем. Поэтому все общение – только по праздникам и по необходимости.