Газета,
которая объединяет

Перекинулись в картишки

«Игроки» Камерного театра претендуют на статус «Лучшего спектакля сезона»
Рубрика: от
Автор:

Еще до просмотра «Игроков» – премьеры Камерного театра текущего театрального сезона – было ясно: главный интерес тут – в прочтении известной гоголевской пьесы режиссером-постановщиком Михаилом Бычковым. Ведь с бессмертными «Игроками» современный зритель, в том числе и воронежский, встречается не впервые. И впечатления от «общения» с ними, безусловно, сохранил.

Долгие годы спектакль с таким названием с большим успехом шел в местном ТЮЗе – его ставил приглашенный режиссер Михаил Поляков. Яркая работа была, фееричная даже – как режиссерским талантам благодаря, так и актерским. И очень смешная; для воронежского «юного» театра, должного будить в своем зрителе живые мысли и чувства – то, что доктор прописал.

Крапленая Аделаида

Но – «Игроки» и Камерный?! С его стремлением и умением нырять в такие глубины драматургии, которых в одноименной, достаточно лаконичной и однозначно трактуемой комедии Николая Гоголя, найти сложно. Но Бычков не был бы Бычковым, если бы согласился с таким раскладом; художественный руководитель Камерного, в чем мы постоянно убеждаемся, горазд на непредсказуемые поиски и находки.

В этом смысле главная неожиданность его «Игроков» – ключевая фигура, Ихарев. Который, напомним, согласно сюжета пострадал по схеме «вор у вора дубинку украл». Андрей Новиков, сыгравший этого персонажа, удивляет первым же появлением на зрителе. Выходит на сцену заправский ковбой в типичной экипировке, с выправкой – и с ходу дает понять, что человек он энергичный, расчетливый, азартный и рисковый. Не мешкая, представляет публике Аделаиду Ивановну – крапленую колоду карт, помогающую хозяину добывать бешеные барыши. С таким вот асом дело имеем: он, не иначе, жизнь положил на то, чтобы овладеть шулерским искусством на гроссмейстерском уровне.

Одновременно зритель обращает внимание – не может не обратить, потому что его к этому вынуждают – на атмосферу действа и окружение Ихарева. И то, и другое «забирает» зловещими намеками на то, что подоплека происходящего – смурная, мутная, обещающая никак не комедийную, но драматическую развязку. Хозяин заштатной гостиницы (Александр Тарасенко), где начинается история, внешне отчего-то сильно смахивает на нечисть. Напоминает, может, вурдалака, а, может, и самого Вия. Известная басня: Гоголь и его тяга к темным силам. Но карточная авантюра-то тут причем? А также – комедия как жанр?

Романтичный жулик

В «вурдалачьем» гриме появляются и прочие герои «Игроков» – и потусторонняя бело-зеленая пятнистая замшелость на их лицах почему-то очень скоро перестает бросаться в глаза. Это значит, нота, взятая в начале спектакля, не просто утверждается в его «партитуре», но гармонизирует ее.

Приняв условия режиссерской игры в плане заявленной стилистики, зритель начинает пристальней следить за развитием событий. И они не замедляют случиться. Вроде – все как по гоголевскому сочинению: в гостинице Ихарев знакомится с тамошними постояльцами – коллегами по «бизнесу». Раскрывает, во всех смыслах, перед ними, проницательными и дружелюбными, свои «везучие» карты. Вступает в сговор с новыми друзьями, пытаясь обдурить богатого помещика Глова. А также его сынка, страдающего юношеским максимализмом и гусарскими амбициями.

В конце концов выясняется, что все фигуранты «игорного дела» были подставными, и ковбойствующий картежник попался на удочку лжеприятелей. Добровольно отдал им кругленькую сумму в счет скорого получения карточного долга, якобы добытого совместными трудами мошенников у Глова-младшего.

Интересно, что Ихарев принимает щекотливое предложение подельников легко, особо не задумываясь. Почему? Михаил Бычков своей постановкой отвечает именно на этот вопрос.

Гений и злодейство

Удивительна человеческая натура, как ни крути. Завзятый злодей, упивающийся победами над незадачливыми любителями перекинуться в картишки, оказывается одновременно идеалистом и человеком чистых душевных порывов! Наивным романтиком, эдаким невольником чести, для которого понятие дружбы свято! Вот, появились у него такие замечательные товарищи – и как же не поддержать их инициативу, будь она трижды неожиданной, странной, подозрительной, какой угодно? Если мы с тобой – не разлей-вода, поприще, на котором сошлись, значения не имеет…

«Его пример – другим наука», преподанная в лучших традициях Камерного театра. Конечно, в активе режиссера Бычкова – работы куда более, скажем так, изощренные и виртуозные. В «Игроках» же – ничего, как говорится, лишнего, и это – своего рода свежая струя для Камерного. Прозрачность, легкая усвояемость спектакля – его очевидный плюс.

Художественная сторона дела также заслуживает высокой оценки. Достаточно сказать, что оформил спектакль Эмиль Капелюш. Всемирно известный театральный художник декорировал бычковских «Игроков» с той, характерной для этого мастера, «непростой простотой», которая создает емкий, метафоричный образ пространства. Ситуация целиком «разматывается» в одних и тех же интерьерах – внушительных, но ненавязчивых. Грубое дерево, грубое дело, грубое попрание искреннего чувства – все в одном «флаконе».

Хороши и актерские работы. Многие – очень хороши; что касается исполнителей – уже упомянутый Александр Тарасенко в их числе. Выразителен Юрий Овчинников, сделавший своего Кругеля выпуклым, запоминающимся и страшным. По-иному предстал перед зрителем Борис Голощапов. А особенно ярок Вадим Кривошеев, демонстрирующий в роли Утешительного большую, в сравнении с прежней, раскрепощенность и непосредственность. Ну, и четырех дам – трефовую, пиковую, бубновую и червовую – нельзя не отметить; слов у них практически нет, не считая песенных речитативов, но вклад в создании нужного спектаклю фона и градуса существенен. Анастасия Новикова, Екатерина Савченко, Людмила Гуськова и Татьяна Бабенкова ведут свои «зазывные», мистифицирующие происходящее безукоризненно, выстраивая мотив спектакля от «а» до «я».

«Игроки» Гоголя-Бычкова претендуют на лауреатство в театральном конкурсе «Итоги сезона». Думается, тот, кто уже успел посмотреть спектакль, согласится, что претензия эта – небезосновательна.