Газета,
которая объединяет

Настоящий полковник

Он бессменно руководит районным ОВД двенадцатый год. Редкий случай
Рубрика: от
Автор:

Такие люди были и остаются кадровым ядром – сначала советской и российской милиции, а сегодня – полиции. Опытные сотрудники, без блата прошедшие все ступени службы, освоившие многие служебные навыки и специальности.

Кстати, о семье. Она для Петра Муковнина – не просто надежный тыл, а еще и жизненная основа, в которой он черпает трудолюбие и силу. Его жену Веру Ивановну  хорошо знают в Бобровском районе. Но не просто как «половинку» начальника районного отдела МВД, а как управленца высокого уровня, интересного и умного человека, прекрасную женщину. Вместе они прожили почти четверть века. За это время 11 раз меняли место жительства в связи с переездами офицера на новое место работы. Но никто и никогда не упрекнул Муковнина за кочевую жизнь: жена всегда понимала, почему и ради чего она и ее муж идут на все эти сложности.

Да и сын, с детских лет привыкший к тому, что охрана правопорядка – настоящее мужское дело, пошел по стопам отца, закончил воронежский институт МВД и сегодня тоже в полиции.

Этапы большого пути

К своей нынешней должности – начальника отдела МВД России по Бобровскому району Воронежской области – Петр Муковнин шел с 1981 года. Тогда, сразу после окончания школы, он отправился служить во внутренние войска. Демобилизовавшись, буквально через пару недель был зачислен стажером в отдел милиции родного ему Таловского района. Затем перешел во вневедомственную охрану. Оттуда уехал на два года в Астраханскую среднюю специальную школу милиции. Потом по распределению попал в Грибановский РОВД, где работал и участковым, и следователем, и оперативником. Очередным этапом стало возвращение в Таловую на должность начальника участковых инспекторов РОВД. В 1994-м Петр Муковнин возглавил криминальную милицию района. А в феврале 2001-го – назначен руководителем Бобровского РОВД.

За 12 лет ему удалось выстроить весьма эффективную систему работы органов внутренних дел в районе. Об этом говорят не только показатели статистики, но и свежие примеры из реальной жизни.

Скажем, совсем недавно был случай: житель Боброва, как обычно, утром собирался на работу. Однако во дворе дома его ожидал неприятный сюрприз – «Жигули» шестой модели, которые еще вчера вечером стояли на месте, исчезли. Мужчина позвонил в отдел МВД России по Бобровскому району. И уже через час сотрудники полиции сообщили: и машина, и подозреваемый в ее угоне найдены!

Бывали и намного более сложные дела. Скажем, бобровские оперативники раскрыли целую серию квартирных краж, которую совершили в районе 17-летние беглецы из учебного спецучреждения в Майкопе. Более того, бобровские сыщики даже «вычислили», куда скрылись преступники, и вскоре тех задержали на Урале, в Свердловской области!

Кстати, если говорить о межрегиональном взаимодействии органов правопорядка, то, пожалуй, самым ярким примером такой работы является недавняя полугодовая командировка сводного отряда воронежской полиции в Ачхой-Мартановский район Чеченской Республики. Возглавлял его Петр Муковнин. Вскоре после возвращения в Бобров с ним встретился корреспондент «Берега».

Особый режим работы

– Какой была в Чечне ваша должность?

– Начальник оперативной группы временной оперативной группировки органов и подразделений МВД РФ по Ачхой-Мартановскому району Чеченской Республики. Нашей основной задачей было взаимодействие с другими силовыми органами в принятии упреждающих мер в отношении террористов, распространении наркотиков, а также – оперативная деятельность, оказание практической и методической помощи территориальному отделу полиции в районе. В сводном отряде служили ребята со всех отделов Воронежа и области.

– Как-то статистически можно выразить выполненный вами объем работы?

– Совместно с другими силовыми структурами мы провели 134 спецмероприятия. На наши полгода выпало немало работы. Усиленный вариант несения службы объявляли и на выборы президента России, и на его инаугурацию, на выпускные вечера, на последние звонки, на 9 Мая и так далее. Но все прошло у нас нормально. Терактов на территории района за период нашего там пребывания не было, хотя имело место несколько боевых столкновений. Нами выявлено 19 пособников незаконных вооруженных формирований, изъято семь тайников с оружием.

– Руководство Главка оказывало вам помощь?

– Всю подготовительную работу перед заездом основной группы мы провели совместно с заместителем начальника ГУ МВД России по Воронежской области полковником внутренней службы Кириллом Травиным. Он же потом регулярно приезжал к нам – вместе с гуманитарной помощью. Кроме того, практически ежедневно я отчитывался лично перед начальником Главного управления – генерал-лейтенантом полиции Александром Сысоевым. Докладывал ему о складывающейся обстановке, о работе личного состава, об уровне дисциплины. Он давал мне практические советы – ведь у нашего руководителя большой опыт работы в Северо-Кавказском регионе. А в мае Александр Сысоев лично приезжал в Ачхой-Мартан, знакомился на месте с обстановкой, с условиями пребывания.

В полном составе

– Сложно там находиться с бытовой точки зрения?

– Вполне нормально. Воронежские полицейские жили в кирпичном здании. Оснащены помещения были качественно – даже сплит-системами. Мы построили свои душевые, бани. Сложности возникали только в начале нашего заезда. В тот момент на район обрушились небывалые для Чечни морозы. Доходило до минус 30. Даже старожилы таких холодов не помнили. Вода замерзла, техника глохла...

– Бытует мнение, что в таких командировках личный состав заполняет свободное время исключительно спиртным…

– Никаких серьезных нарушений в дисциплине со стороны личного состава допущено не было. Ни одного ЧП за полгода. Мы старались максимально занять людей работой, а также – спортивно-массовыми мероприятиями. Много играли в футбол, волейбол, совместно с ОМОНом проводили занятия по физической подготовке. Постоянно поддерживали чистоту в помещениях и на своей территории, проверяли готовность техники спецсредств. Придумали такой веселый ход: распечатали с компьютера бумажную «хрюшку» и вручали ее той комнате, в которой хуже всего обстояло дело с наведением порядка. Казалось бы, мелочь, но наши сотрудники изо всех сил старались ее не получить.

– Полгода вдали от семьи, у многих мог случиться стресс...

– На этот случай с нами был штатный психолог. Он работал с личным составом, помогал снять возникавшие проблемы. А так – у нас был Интернет, люди активно общались по скайпу с родными и близкими. В целом хочу отметить, что за все время никто не сорвался. Мы никого не отправили домой и в полном составе несли службу все шесть месяцев.

– Как чеченцы вас воспринимали?

– И обычные люди, и районная власть, и полиция, и ФСБ, и следственный комитет – со всеми мы находили общий язык.

– А кто они вообще – чеченские полицейские?

– Многие в руководящем составе закончили в свое время воронежский институт МВД. Есть те, кто и сейчас там учится заочно. Немало в полиции молодежи.

– В чем же заключалась ваша помощь?

– Например, в вопросах подготовки документов. Говорят по-русски там все хорошо, а вот с грамотным оформлением бумаг у молодых сотрудников не всегда получается, как надо.

Какие же преступления совершали чеченцы?

– В основном, мошенничество, пособничество незаконным вооруженным формированиям. В целом общеуголовная преступность там намного ниже. Скажем, за все полгода не произошло ни одного убийства. Всего за это время мы совместно с чеченским отделом полиции раскрыли 81 преступление. А нераскрытых было всего пять.

Особое отношение

– Жители Чечни ощущают себя россиянами?

– Да, во многом потому, что вместо разрухи периода сепаратизма там сегодня идет активное восстановление. Появляются новые рабочие места, открываются магазины, у людей – определенный достаток. Жизнь в Чечне наладилась. Сегодня – это одна из самых спокойных территорий Кавказа.

– Но кто же тогда воюет в горах?

– Целый ряд категорий. Одни как ушли в бандформирования, так и продолжают там находиться. Есть наемники. Потом – молодежь, попадающая под влияние экстремистской идеологии. У нас ведь тоже есть те, кто вступает в фашистские организации, борется с инородцами. Также и пособники незаконных вооруженных формирований.

– Вы контролировали соблюдение порядка на выборах. В Сети частенько говорят, что Чечня – одно из мест, где голосование – сплошная фальсификация.

– Абсолютно неправильное мнение. Своими глазами видел, как массово идут на избирательные участки чеченцы. И никто из них даже не скрывал, что намерен отдать свой голос за Путина. К нему там – особое отношение. Его очень уважают, потому что видят – какая помощь оказывается сегодня республике.

– Были отличившиеся за время командировки?

– Министром медалями «За доблесть службы» и «За боевое содружество» награждены порядка 30 человек. Многим подписало документы на награду руководство временной оперативной группировки. Я своим приказом – тоже. В целом наша командировка удалась. Поставленные задачи мы выполнили. И от меня всему личному составу огромное спасибо!

ТЕМ ВРЕМЕНЕМ

В прошлую пятницу в ходе проведения спецоперации в Ачхой-Мартановском районе получили травмы и ранения различной степени сотрудники ОМОН ГУ МВД России по Воронежской области. Пострадавшие были доставлены в госпиталь в городе Грозный.

В настоящее время их жизни ничто не угрожает. Принимаются меры к эвакуации раненых в госпиталь МВД России.

«У руководства ГУ МВД Воронежской области данная ситуация находится на постоянном контроле. В настоящее время налажено общение с семьями всех пострадавших», – говорится в сообщении пресс-службы ГУ МВД по Воронежской области.

Как отметил представитель ГУ МВД по области, родным пострадавших омоновцев сейчас оказывается психологическая помощь. Раненым же сотрудникам Главк окажет «содействие в получении необходимого лечения и возвращении в строй».

Кроме того, руководство ГУ МВД по Воронежской области совместно с Временной оперативной группировкой органов и подразделений МВД России ходатайствуют о представлении к государственным наградам воронежских бойцов, участвовавших в спецоперации.