Газета,
которая объединяет

Прилетело счастье

В Воронеже рождаются уникальные бабочки
Рубрика: от
Автор:

Новость о том, что в саду тропических бабочек, расположенном на территории воронежского зоопарка, вылупился на свет божий Атлас Аттакус с размахом крыльев 22 сантиметра, перестала быть новостью буквально через неделю. Крылатый ньюсмейкер попросту покинул бренный мир. Что поделать: век бабочки короток.

Зато буквально перед моим визитом в полку редкостных тропических насекомых прибыло еще раз – родился новый Атлас Аттакус! В отличие от своего новопреставленного предка – самка. С размахом крыльев – пуще прежнего: 25 сантиметров намерил администратор сада!

Отказ от еды

Сотрудники предупредили: вряд ли новорожденное порхающее чудо доживет до дня публикации текста. Но поговорить все равно есть о чем и о ком: уникальные бабочки, похоже, в Воронеже будут появляться и впредь.

– Максимальный срок жизни аттакусов – 10 дней, – рассказали экскурсоводы Мария Зубахина и Юрий Белимович. – А в среднем они живут и того меньше – дней 5-6, как правило. Как в неволе, так и в дикой природе. Хотя все зависит от условий: температуры среды, влажности воздуха. Мы стараемся создать оптимальный режим.

Размер крыльев бабочки, главная ее достопримечательность, зависит от того, что она успела «наесть» к моменту вылупления из кокона. На этапе гусениц насекомые питаются листвой, а сразу после «рождения» с удовольствием кушают апельсины, перегнившие бананы. Не откажутся и от воды с сахаром – парусниковые, морфидовые особи. А вот те самые атласовые вообще не едят: у них даже нет специального «пищепоглощающего» хоботка! Что не мешает бабочке «расти большой» – в естественных условиях размах крыльев вполне может дотянуть до 30 сантиметров.

Резонанс, вызванный рождением аттакуса в Воронеже, объясняется тем, что вид этот – не только редкий, но и весьма «долговоспроизводимый». Другие виды появляются из коконов где-то в течение недели, аттакус же вполне может «провисеть» на специальной палочке-подвеске целый месяц. Даже внешность его кокона более «нечитаема», чем у прочих: если у остальных можно определить примерную стадию созревания на глаз, то здесь – никак.

«Садовая» красота

От посетителей сада требуется известная осторожность: нежные создания – действительно нежны. Серьезно потревожить нервную систему бабочек могут вспышки яркого света – даже летальный исход возможен! Поэтому на вспышки фотоаппарата – строгий запрет. Ступать на пол можно с оглядкой: не прилетел ли какой экземпляр прямо под ноги… Оно и понятно: бабочки-то – ручные фактически. Человека воспринимают как часть пейзажа.

Разузнав об уникальном обитателе сада и его (ее то есть) сородичах, перешел я к осмотру всего «ассортимента» живности и ее обители. Крылатые крошки уютно расположились в комнате, заботливо обтянутой зеленой сеточкой. Внутри такого «домика» – тепло, светло и зелено. Потому-то и человеку недолго расслабиться и наступить на бабочку. Чтобы избежать жертв, пришлось включить внимание на все сто: живая «садовая» красота постоянно порхала туда-сюда и обратно.

В процессе изучения причудливого инкубатора – той самой палочки с коконами, отдаленно напоминающей мангал с шампурами – на руку мне «приземлилась» неземная красота. Экскурсоводы тут же принялись поздравлять. Было с чем: морфидовые обычно незнакомцев не очень жалуют. Предпочитают прятаться по углам. А тут – какой-то смельчак расположился! Мария и Юрий заверили, что – на счастье.