Газета,
которая объединяет

Валерий Нененко: «Наш город – самый футбольный в России»

Знаменитый воронежский тренер встретился с болельщиками «Факела»
Рубрика: Спорт№ 71 (1353) от
Автор: Михаил Кучеренко

Информационный портал «Футбол­Центр» и сайт официального фан­клуба «Факела» начали реализацию совместного проекта «Вспомнить всех». Он подразумевает регулярные встречи болельщиков с людьми, чьи имена вошли в историю воронежского футбола, общение поклонников и талантов в неофициальной обстановке.

Первым на подобное мероприятие был приглашен бывший капитан «Факела», его многолетний плеймейкер Геннадий Семин. А в минувшее воскресенье в одном из залов паба «Пивасий», который стал партнером проекта, состоялась встреча с не нуждающимся в лишнем представлении Валерием Нененко.

«Человек, победивший с «Факелом» всю Москву, за исключением «Торпедо»! «Тот, кто не испугался шагнуть из «Бурана» в высшую лигу России с «Факелом»! «Единственный в воронежском футболе, кто смог сохранить «Факелу» прописку в высшем свете более чем на один сезон!». Это – цитаты из «презентации» Нененко, которую подготовил редактор портала «ФЦ», наш коллега Олег Григоренко.

Валерия Георгиевича собравшиеся встретили искренними аплодисментами. «Давно мне так не хлопали, я даже смутился», – признался он. А потом принялся отвечать на многочисленные вопросы болельщиков. Встреча продлилась более трех часов – куда дольше, нежели планировалось. На расшифровку ее аудиозаписи пришлось потратить целый рабочий день, и невозможно уместить все даже на паре газетных полос. Потому, с вашего позволения, приведу те моменты, что показались наиболее интересными.

Ранний тренер

– После долгого перерыва меня пригласили на встречу с болельщиками. Сидел себе на даче, воробушков слушал, но не мог сюда не прийти, – заметил Валерий Георгиевич. – К сожалению, не ценят у нас тех, кто что­то сделал для Воронежа. Мне ничего и не надо: есть квартира, машина, дача. Что еще нужно? Нет больших денег, но на хлеб до конца жизни, думаю, хватит. Только должно присутствовать и уважение. А у нас почему­то любят иногородних наставников.

Недавно прочел реплику, что в Воронеж приехал Анатолий Байдачный – тренер, равных которому по заслугам ранее здесь не было. Но вспомните специалистов, работавших в нашем городе! Возглавлявший сборную СССР Герман Зонин, Виктор Белов, Алексей Костылев, знаменитый спартаковец Сергей Сальников, Василий Васильев, Борис Яковлев, Виктор Марьенко, мой учитель Анатолий Полосин, Федор Новиков…

В свое время я начинал играть в «Труде» у Белова. Посчастливилось в 1969­м одолеть в Кубке СССР московский «Спартак». Играли два дня подряд. В первый – ничья, а в переигровке мы победили 1:0. Во второй лиге была максимальная ставка 160 рублей, я получал 80. Премиальные за победу – 40, из них вычитали «рупь» налога. За ничью со «Спартаком» нам по 40 рублей заплатили, за выигрыш – по 80. Большие деньги были!

Чуть позже я попал в смоленскую «Искру». В Воронеже не было инфиза, а в пединститут два года подряд не поступил. Покойный Слава Борисов, он как раз в Смоленске играл, позвал: «Приезжай! И в вуз поступишь, и армию отслужишь». «Искра» считалась фарм­клубом ЦСКА. Приехал я туда, играл вместе с Жорой Ярцевым, Борисом Когутом, другими известными футболистами. Позже по году выступал в Жданове и Липецке, затем вернулся в «Труд».

– Валерий Георгиевич, вы закончили играть в 27 лет. Говорят, серьезная травма была?

– Мениск. Это сейчас в Германию поехал, заплатил – и через месяц уже здоров. А тогда – то ли удачно все сложится после операции, то ли нет. К тому же, в 1977­м образовался «Факел», в Воронеж приехали сильные футболисты из Москвы. Я – не любитель сидеть на лавке, и сразу все понял. К тому же, только женился, стал отцом. Ну, может, поиграл бы еще года три… В общем, карьеру закончил обдуманно.

Тут Иван Цицилин, директор только что созданной ДЮСШ­15, позвал в школу, я начал мальчишек тренировать. Уже в первом выпуске у меня были такие ребята, как покойный Андрей Ликонцев, входивший в юношескую сборную Союза, Олег Коземов, Олег Сафронов, Женя Зайцев. После 10 лет работы в ДЮСШ поехал в Высшую школу тренеров. Учился с Павлом Садыриным, Леонидом Ткаченко, Николаем Киселевым, Александром Тархановым. Раньше в ВШТ два года занимались. Теперь же: приехал, отдал 250 тыс. рублей, месяц лекции послушал, съездил на сбор в Турцию, получил категорию – и иди, тренируй.

Ученик Полосина

– Мне повезло, что по окончании школы Полосин позвал нас с Сережей Савченковым помощниками в свой штаб. Так и началась моя серьезная работа. Вспомните ту команду: Караваев, Пимушин, Мхитарян, Сошенко, братья Морозовы, Карпин… В 1989­м мы заняли 5­е место в первой лиге. А она тогда уровня нынешней «вышки» была!

– Но через год Полосин уехал в Индонезию…

– И в «Факел» пришел Леонид Шевченко. Поехали с ним на сбор и поняли, что, в сравнении с Полосиным, он – школьный тренер: ни методики, ни упражнений. Я всегда старался готовить команды по системе Анатолия Федоровича – близкого соратника Валерия Лобановского. Она подразумевает ряд моделей тренировочного процесса, функционально мы работали в этом плане. И, если помните, в моих коллективах почти не было серьезных травм.

Меня же в 1990­м пригласили в «Буран», чей президент Юрий Мананников сказал: «Хватит «хвосты заносить», работая помощником. Чему ты у Шевченко научишься?». И мы из воронежских, преимущественно молодых ребят, создали коллектив, занявший во второй лиге 8­е место. Но через год Мананников признался: денег на клуб нет. Я вернулся в «Факел», который в конце 1991­го возглавил Новиков. Он поставил команде игру по «спартаковскому» типу, но «физики» ей не хватало.

– Весной 1992­го вы приняли «Факел», оказавшийся в российской высшей лиге. Не страшно было становиться главным тренером фактически после «Бурана», выступавшего во второй?

– Страна распалась, в той же ситуации, что и «Факел», оказались команды Ставрополя, Тюмени... Страшного ничего не было. Новиков – хороший человек, тренер, стратег. Но он думал, набрав молодежь, сделать из нее команду, что удалось в 1977­м Константину Бескову, с которым Федор Сергеевич работал много лет. Только многие ребята не соответствовали уровню «вышки».

Савченков, до этого возглавлявший «Факел», уехал в Камышин, а вместе с ним – Саморуков, Морозовы, Елышев, Минаев. Мы же позвали молодых Аблаева, Филимонова, Пименова, Шипилова, Щеголева. Новиков не хотел брать опытного Пимушина, говорил: «Валера, да у него такой характер…». Я ответил: «Нам на нем не жениться! А Витька свои голы забьет». Тем более, Валера Есипов от нас убежал. Не уйди он, думаю, мы бы в «вышке» остались. Ему в киевском «Динамо» играть запретили из­за контракта с нами. Но потом приехал из «Ротора» Владимир Горюнов и уговорил президента «Факела» Валерия Муштакова отпустить Есипова. Валерке вручили ключи от «трешки» в центре Волгограда, а мы ему «однушку» в Юго­Западном давали.

На старте уступили несколько игр, и когда дома «попали» Находке, Федор Сергеевич уехал. Меня вызвал Муштаков: «Принимай команду!». Первый матч, с «Локомотивом», завершили вничью, пропустив в концовке. Подошел я к Семину: «Юрий Палыч, видишь, какой тут детский сад. Выручи, дай кого­нибудь». Он в ответ: «Могу дать двоих Семиных. Первый – мой сын, Андрей. Второй – Гена. Взял его из «Спартака», в состав не проходит, но игрок хороший». Я обоих забрал. Потом потихоньку укрепились, пригласили из ЦСКА Игоря Макарова, Сашу Солопа. С сильными соперниками сыграли хорошо, со слабыми – не очень. А тогда учитывались «золотые» очки, нам их и не хватило.

– Не вылети тогда «Факел», мог бы он надолго зацепиться за «вышку», как, скажем, «Крылья Советов»?

– Трудно сказать. Есть понятие «пирамида успеха». На любом предприятии для достижения результата нужен сильный директор. В футбольном клубе – это президент. Он набирает «рабочих», которым нужно достойно платить. Власти региона должны быть заинтересованы в команде. Более футбольного города, чем Воронеж, я в России не видел. Находись сейчас «Факел» в пятерке, даже – в десятке, в первой лиге, стадион был бы полным. Про премьер­лигу и не говорю.

Саратовский кейс

– А давайте вспомним «золотой» сезон­-1999.

– В высшую лигу мы выходили с бюджетом 70 млн. руб. Да, времена были другие, продукты дешевле стоили, и – тем не менее. Я получал 18 тысяч, ребята – по 15. Когда вышли в лидеры, эти цифры чуть изменились. Вице­губернатор Сергей Наумов за выход в высшую лигу организовал нам поездку с семьями в Эмираты. Зарабатывали мы за счет множества побед: премии равнялись окладам. Когда оказались в «вышке», бюджет вырос до 4,5 млн. долларов. Мне платили 3 тысячи, Диме Гончарову, которого в «Динамо» звали, – 4, Виталику Сафронову – где­то так же.

В 1999­м мы, вопреки слухам, никаких матчей не покупали. Нигде я на такие дела не шел! Признаюсь, в ноябре, перед важнейшим матчем с «Анжи», мне позвонил представитель «Сокола», предложил встретиться в кафе под Воронежем. Приезжаю, гости сидят с кейсом, предлагают: «Здесь 100 тыс. долларов. «Факел» должен проиграть Махачкале, тогда мы выходим в «вышку», а вы на следующий сезон – главный тренер «Сокола». Отвечаю: «С ума сошли? Я – воронежец, вернулся домой, здесь все близкие люди. Как можно?!». Но потом, чтобы эти деньги сразу судьям не ушли, говорю им: «Дайте уж хотя бы 200 тысяч!».

Они отправились домой, советоваться с президентом клуба, «водочным королем» Романом Пипия. Я на базу вернулся – звонок: «Валерий Георгиевич, мы к Анне подъехали и заметили, что забыли кейс в кафе». Что ж, говорю, поздравляю! Через час снова звонят: «Какие у вас люди честные! Заходим в кафе, а бабушка­уборщица говорит: «О, вон ваш чемодан стоит!». В день матча – очередной сигнал из Саратова. Сообщили: готовы дать 200 тысяч. Отвечаю: «Нет уж, ребята!».

Вообще, спасибо футболистам, руководству клуба за сезон­1999. Свою немалую лепту внесли в тот успех и Батищев, и Григорий Чуйко. Губернатор Иван Шабанов дал команду председателю правительства области Александру Сысоеву, и нас в основном через ЮВЖД финансировали. Пообещали игрокам деньги – надо условия выполнять.

Через запасный выход

– А правда ли, что в неудачном для «Факела» 2001­м в Воронеж готовы были приехать Илья Цымбаларь, Евгений Бушманов?

– Нет. На сборы приезжал опытный Дима Градиленко, но он сломался. Была еще история с Александром Кульчием. Подписали с ним контракт на определенных условиях, но в «Шиннике» ему предложили вдвое большие подъемные. Я его не отпускал: «Саша, у меня Гришин ушел, Семин, центральная ось распалась». Но он на кипрском сборе через запасный выход убежал. А «Шинник» нанял умного адвоката, и тот все подвел к тому, что в «Факеле» Кульчий денег еще не получал.

Многие тогда говорили, что Нененко завалил предсезонку. Но, будь так, мы не сыграли бы дома вничью с «Торпедо», не победили во Владикавказе, после чего Аверьянова убрали из «Алании». А затем пошли обидные поражения в один мяч. Когда играли со «Спартаком» в Москве, говорят, Аверьянов уже был готов к назначению в «Факел». Хотя я Батищеву сказал: «Проиграем «Торпедо­ЗиЛ» и «Ротору» – сам напишу заявление!». После отставки мне, имевшему контракт, деньги не хотели платить. Потом пригласил к себе Наумов, позвонил Батищеву: «С этим человеком вы так не должны поступать!».

– Ходили слухи, что в «Факеле» могли оказаться юные Дмитрий Сычев и Юрий Жирков. Вы, мол, отправляли человека просмотреть их, а они ему не приглянулись.

– Не было такого. С кем у меня не сложилось, так это с Костей Скрыльниковым. Мне его предложили, когда команда выступала в высшей лиге, а парень – на первенство области. Представьте разницу! Я сказал: «Пусть приедет на базу, поучаствует в двухсторонке». Но погода испортилась, и мы просто поиграли в «квадрат». Ничего особенного я в Скрыльникове не увидел. На следующий день мы улетели на сборы, Костя вскоре уехал в Тольятти, потом – в Волгоград и стал очень неплохим игроком. А про Сычева, Жиркова и разговоров не было.

Ошибка-­2006

– Моя большая ошибка – 2006 год. Нежданно­негаданно губернатор Владимир Кулаков вызвал президента «Факела» Аркадия Можаитова и сказал: «Главным тренером должен быть Нененко». Клуб находился в больших долгах, и Владимир Григорьевич пообещал, что 50 млн. руб. будут отданы ВТБ, а 30 – выделены команде на сезон. Сейчас такую сумму «Факел» просит, чтобы купить нескольких футболистов. А мы занимали деньги, сотрудники клуба, игроки брали кредиты. Однако «барахтались» с тем, что было: и побеждали, и проваливались. Потом же новый президент Леонид Воробей заявил в интервью, что не обещал футболистам подъемные. Но ведь они были прописаны в контрактах!

Перед нами стояли три задачи: не вылететь из первой лиги, наполовину укомплектовать команду воронежцами, что было сделано, и привезти в наш город клуб высшей лиги. Третью мы тоже решили, встретившись на Кубке России с «Торпедо». Команда была перспективная.

Но что получилось? За четыре тура до финиша опережали Нижний Новгород и Тольятти. Надо было побеждать дома Брянск и Орел, которым очки уже не требовались. Перед этими матчами «Факел» уступил в Белгороде, и Воробей мне сказал: «Мы вас не увольняем, но на две домашние игры освобождаем от должности. Хотим посмотреть, как выберутся из этой ситуации ваши помощники». А ими были Сережка Лушин, не имеющий лицензии, и начальник команды Игорь Макаров. Объявили, что у меня, абсолютно тогда здорового, гипертонический криз.

Приехал на базу – не пускают. Хорошо, дали вещи забрать. Хотел идти к Кулакову, но он лечился в санатории. В итоге Брянск нас обыграл, с Орлом – ничья. В Хабаровск и Химки можно было не ехать. Тем более Воробей пятерых футболистов дома оставил. «Спорт­Экспресс» написал, что в Воронеже убрали тренера, который без денег тянул команду.

В 2006­-м нужно было рассчитаться даже не со мной или футболистами, а с работниками клуба, базы, шоферами, бухгалтерами. Но «Факел» обанкротили, чтобы ничего не отдавать. Это непорядочно. Наумов тогда хотел продвигать команду «Труд», успел создать ее, но его сняли с должности. Кулаков же говорил мне: «Дам 30 млн. на вторую лигу. Будешь работать, не волнуйся». Только спикер областной Думы Владимир Ключников его убедил: «Факел» не нужен, ведь есть уже во втором дивизионе воронежское «Динамо».

Центральная ось

– На ваш взгляд, нынешний выход «Факела» в первый дивизион – правильное решение? Или надо было все­таки «обиться» во втором?

– Понятно, что никто не хотел ждать еще полтора года. Но тогда надо было более серьезно подойти к комплектованию команды. Плюс, на сборах игра часто обманчива. Да и вспомните «Факел» на предсезонке: Константин Сарсания постоянно говорил, что команда находится под серьезными нагрузками. Так почему сегодня она не «летает» по полю, физически не готова?

Возьмем Пимушина или Минаева. До скольких лет они играли? Хотя на Полосина в свое время ругались: «Федорыч, загонял!». А я расскажу, как строился тогда тренировочный процесс. Подъем на сборе в Сочи был в шесть утра. Перекусили чаем с бутербродами, сели в автобус, и в 6.30 мы в Кудепсте. Там два километра в гору бежали. В 11 часов – вторая тренировка, в 16 – третья, перед ужином – тренажерный зал. Четыре занятия в день! Но потом все Полосину «Спасибо!» говорили.

Заслуга Сарсания в том, что, используя свои связи, он убедил губернатора Алексея Гордеева: городу нужна отдушина в виде футбола. А с Анатолием Байдачным я знаком. Но пока он в «Факеле», можно сказать, не работал. Дай Бог, чтобы все у него получилось. Хотя и не понимаю, как распределяются сейчас обязанности между двумя наставниками.

Вообще, главное в команде – центральная ось, от нее я всегда и отталкивался. Нужен хороший вратарь, защитник уровня Бескровного, в середине поля – «рабочая лошадка», как Ямлиханов, и светлая голова типа Семина, в нападении – забивной форвард: Шмаров ли, Гурбанов или Булатов. Есть ли сейчас такие люди в «Факеле»? Нет. Не хочу ребят обижать, но сегодня нужно менять почти всю команду и брать 5-­6 человек уровня премьер­-лиги.

Лучшие из лучших

– Можете назвать лучших игроков из числа тех, кого тренировали в «Факеле»?

– Вспомним хотя бы вратарей – Филимонов, Пчельников, Шишкин, Гончаров. Из защитников, конечно, выделю Сашу Бескровного. Хотя и его тезка Черкес большой след оставил в российском футболе. Не знаю, почему его «Факел» на трансфер выставил? Хочу сказать, что он очень добрый человек, многим бывшим футболистам помогает.

Вообще, много было в Воронеже отличных игроков. Посмотрите символическую сборную всех времен, «Золотую гвардию»! Валера Татаренко – замечательный вратарь. Женя Щеголев – больше всех матчей за «Труд» провел. Тот же Бескровный. Или Иван Горностаев, Вячеслав Иванов, Юрий Коротков, Сима Андронников – из суперкоманды начала 1960-­х. Дальше – Владимир Проскурин, забивший более двухсот голов, Витя Лосев, Володя Янишевский, Валера Шмаров.

– А кто, по вашему мнению, был лучшим капитаном «Факела»?

– Думаю, всем требованиям соответствовал Ямлиханов. Человек добрый, тактичный, на поле он бился, не щадя живота своего, подавал пример. Капитаном должен быть тот, кто на амбразуру готов броситься, ведет за собой партнеров, но и может прикрикнуть на них. Бескровный – очень хороший парень, только такой тихий, что я его даже упрекал порой. Шмаров по самоотдаче был настоящим капитаном, но иногда палку перегибал, мог кого­то обидеть.

– Вы назначали капитанов команд или их выбирали игроки?

– Перед началом сезона мои помощники раздавали футболистам листочки. Каждый писал свой вариант стартового состава и расстановку. Конечно, последнее слово оставалось за мной, но и эти мнения учитывались. Там же ребята высказывались, кого хотят видеть капитаном. Его мы затем выбирали из нескольких кандидатов тайным голосованием. А назначь сам, скажут: «Вот он, любимчик!».

Два поля на Воронеж

– Мы вспомнили многих классных воронежских футболистов. А кто из ребят, подававших большие надежды, так и не раскрылся?

– Жаль Антона Шипилова. Он мой воспитанник, я довел его от школы до «Бурана» и «Факела». Антон очень ярко начал играть, а потом – тяжелейшая травма в матче с «Торпедо». Шипилов мог стать футболистом весьма хорошего уровня. Конечно, сейчас слежу за его тренерской карьерой.

– Расскажите о вашей работе в созданном в Воронеже Центре подготовки тренерских кадров?

– Ребята, получающие у нас категорию «С», могут быть помощниками во втором дивизионе, главными тренерами в любительской лиге, детских командах. На «D» сдают экзамены и те, кто никогда не играл, не работал и даже не имеет высшего образования. Она нужна для работы в массовом, дворовом футболе. Учеба длится две с половиной недели, мы выпустили уже 6­7 групп.

Передо мной за полгода многие ребята прошли. У ряда бывших футболистов очень низкий уровень подготовки. Но в то время, когда я работал с детьми, проводились двухразовые тренировки, ребят обеспечивали питанием, что было хорошим подспорьем для родителей. Мы каждые каникулы ездили на турниры. А сегодня детский наставник провел утром занятие и едет куда­нибудь в район, где так же работает. Куда денешься, если в школе зарплата 10­-11 тыс. руб.?

На миллионный Воронеж – два поля с искусственным покрытием. Поэтому уезжают отсюда ребята в 12­-13 лет. А сколько у нас говорят о создании интерната? Со времен Марьенко! Еще тогда надо было строить его рядом с клубной базой, но там самые хитрые и умные воздвигли коттеджи. Сейчас вот хотят пригласить в Воронеж французского специалиста. Что сказать? Первая проблема – языковой барьер. Вторая – он не знает наш менталитет, российскую действительность. Да и опять в основном разговоры идут, но ясности нет никакой.

ФОТО АНТОНА БОЙКОВА И ВЛАДИМИРА ПОХОДАЕВА