Газета,
которая объединяет

Любимица Сталина

Товарищ Шаповалова: история одной судьбы
Рубрика: Судьбы№ 78 (1652) от
Автор: Александр Дегтярев

Начиная с середины 30-х годов прошлого века работала в Воронеже и Москве на разных ответственных должностях женщина, которая в случае необходимости могла обратиться лично к Иосифу Сталину, и тот ни разу не отказал в удовлетворении ее просьб.

Так получили материальную помощь государства дети погибших солдат. Так освободились из-под ареста те, кто потерял последнюю надежду на справедливость. Так в планы правительства вносились пункты о строительстве важных для воронежцев объектов. И только для себя эта женщина никогда не просила ничего.

– Товарищ Шаповалова, – поинтересовался однажды вождь, – какие у вас дела на личном фронте, может быть, в чем-то надо помочь?

– Спасибо, Иосиф Виссарионович, – ответила Татьяна Петровна, – свои проблемы я решаю сама…

И это были не пустые слова. Свою жизнь, карьеру депутат Верховного Совета СССР Татьяна Шаповалова, чьи фотографии печатали все довоенные газеты страны, действительно сделала сама себя.

Что такое конфета?

Родилась Шаповалова в 1904 году на хуторе Поплавский, что был тогда невдалеке от Калача. Работать Татьяна начала рано. Сначала – на частном подворье, потом – в колхозе. Учиться ей пришлось немного. Но грамоту и счет она освоила вполне успешно.

В колхозе «Большевик» Калачеевского района Татьяна Шаповалова считалась одной из лучших доярок. Но и только. Никаких выдающихся достижений в 1929-1934 годах за нею не числилось. Трудилась как все. Вышла замуж за бывшего кавалериста Егора Шаповалова. Родила от него двух сыновей – Николая и Александра, порадовать которых самыми обычными сладостями в то время было весьма проблематично. Лишь изредка в доме Шаповаловых появлялись несколько кусочков сахара-рафинада, которые воспринимались как чудо. Для детей это был настоящий праздник. Ни о каких других сладостях и понятия не было.

– Мам, а что такое конфета? – спросил однажды Татьяну сын Коля.

– Ну, это такая еда, как сахар, только еще лучше, – ответила она.

– Правда? – удивился он.

После этого разговора Татьяна Шаповалова решила заняться выращиванием сахарной свеклы, чтобы в обмен на урожай сладких корней получить для детей сахар и конфеты. Поскольку в колхозе эта культура не выращивалась, Шаповалова поехала в Рамонь и купила там на все имевшиеся деньги пару мешков семян свеклы.

Целый год вместе с подругами Татьяна собирала на хуторе золу и навоз на удобрение почвы.

Весной 1934 года поплавские колхозники посеяли свеклу, действуя на свой страх и риск, ведь никто их них раньше выращиванием этой загадочной культуры не занимался. Но желание добиться успеха было столь велико, в уход за посевами было вложено столько сил, что урожай даже для нашего времени оказался потрясающим. С каждого гектара новоявленные поплавские свекловичницы собрали 500 центнеров сладких корней. Это была победа! Как оказалось, не только для хутора Поплавский, Калача и Воронежа, но и для всей страны…

Во главе со Сталиным

Имя знатной свекловичницы Татьяны Шаповаловой не сходило со страниц газет. В 1935 году Татьяна Петровна стала делегатом первого областного съезда Советов рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов с правом решающего голоса, что подтверждал мандат №562. Со своего четвертого места в четвертом ряду амфитеатра Шаповалова выслушала отчет председателя исполнительного комитета Воронежского областного Совета Е.И. Рябинина. В этом же 1935 году Евгений Иванович стал первым секретарем Воронежского областного комитета ВКП(б). И в докладе Рябинина, и в прениях по нему немало говорилось о выращивании свеклы, о передовом опыте поплавских свекловичниц во главе с кавалером ордена Трудового Красного знамени Т.П. Шаповаловой.

В том же 1935 году Шаповалова стала делегатом II всесоюзного съезда колхозников-ударников, в президиуме которого было все руководство страны во главе со Сталиным и Калининым. Аплодисменты долго не стихали после выступления Татьяны Петровны с рассказом о работе поплавских свекловичниц. Иосиф Виссарионович встал со своего места, подошел к Шаповаловой и сказал:

– Вы выступили прекрасно! Думаю, все поняли, как надо выращивать свеклу. Спасибо вам за труд и грамотное выступление!

Как раз в этот момент вождя и свекловичницу сфотографировал корреспондент газеты «Правда». Фотография Сталина и Шаповаловой была опубликована в большинстве газет страны и даже за рубежом.

После Сталина разговор с Шаповаловой затеял председатель ЦИК Михаил Иванович Калинин. Он без обиняков сказал следующее:

– Товарищ Шаповалова, мне нужны люди, которые знают, как живет народ, его тяготы. Я настоятельно прошу вас стать моим секретарем.

– Михаил Иванович, я ведь простая деревенская баба, я не могу сейчас взять и бросить свое звено на хуторе Поплавский на произвол судьбы, – ответила Татьяна Петровна. – люди мне доверяют, они в меня верят, а я их ни с того ни с сего подведу…

– Вы сами же опровергли свои слова, что вы простая деревенская баба. давайте договоримся так, – предложил Калинин, – вы будете работать у меня в секретариате на приеме граждан два-три месяца, а после этого полмесяца будете находиться на своем хуторе и делать там то, что считаете нужным. Но через две недели непременно возвращаетесь ко мне и снова два-три месяца ведете прием граждан. Согласны?

– Ну, раз без этого никак нельзя, я согласна, – ответила Шаповалова.

– Вот и хорошо, – подвел итог Михаил Иванович, – а про простую деревенскую бабу вы мне больше никогда не говорите, простая деревенская баба моя жена, а вас люди раскрыв рот слушают!

Жалобы на опеку

С этого момента для Шаповаловой началась совершенно новая жизнь. Сам Калинин в силу своей чрезвычайной занятости не мог встретиться с каждым из того множества граждан, которые ежедневно собирались перед дверями его приемной. Вести эту нелегкую работу теперь пришлось Татьяне Петровне. Она не просто внимательно выслушивала прибывших с разных концов страны мужчин и женщин, не просто фиксировала их просьбы и жалобы, но и делала все возможное для того, чтобы проблемы этих людей были положительно решены на местах в кратчайшие сроки. Теперь она могла звонить и писать любому ответственному работнику Советского Союза, какой бы пост он ни занимал, и требовать от него действенных решений.

Жалобы на саму Шаповалову, на ее, как казалось, чрезмерную опеку обиженных и униженных потоком пошли к Калинину. Но Михаил Иванович только посмеивался и свою ценную сотрудницу, сумевшую быстро организовать четкую работу секретариата, завоевать уважение многотысячных масс, в обиду не давал. Калинин был твердо убежден, что нести уверенно такую ношу никому кроме Шаповаловой было не под силу ни физически, ни морально.

Особенно сложно пришлось Татьяне Петровне в связи с начавшимися в 1937 году репрессиями. Теперь она сама со своей честностью и непреклонностью каждый день ходила как по лезвию бритвы. И неизвестно еще, чем бы это закончилось, если бы в 1938 году ее не избрали депутатом Верховного Совета СССР по Калачеевскому избирательному округу. Избиратели шести районов единодушно отдали тогда свои голоса именно ей. Уже в 1939 году стараниями Шаповаловой на реке Толучеевка была построена гидроэлектростанция.

Руководство учло популярность Татьяны Петровны у народа и назначило ее заведующей областным отделением социального обеспечения Воронежа. Нужное людям учреждение находилось во дворе бани, что на Средне-Московской. Теперь здесь происходило почти то же самое, что когда-то перед приемной Калинина. С утра до ночи сюда шли и шли люди, ведь Шаповалова работала с утра до 10-11 часов ночи. Да еще забирала с собой домой пачки писем, чтобы прочитать их ночью. Ведь весь штат облсобеса в то время состоял всего из двух человек – самой Шаповаловой и ее заместительницы Ефросиньи Афанасьевны Машневой. В 1940 году умер муж Татьяны Петровны. И она осталась одна с двумя сыновьями. Пришлось взять домработницу, чтобы дети были сыты.

Во время войны Шаповалова работала заместителем наркома соцобеспечения Таджикистана, поскольку была эвакуирована в Сталинобад (нынешний Душанбе). Сразу после освобождения Воронежа вернулась в родной город. Жить поначалу пришлось в подвале на улице Карла Маркса. На первом этаже этого здания во время войны венгры устроили конюшню. Поэтому всюду витал неистребимый запах конской мочи. Когда первый этаж был отремонтирован, одна из комнат досталась Шаповаловой. Жизнь постепенно возвращалась в привычное русло. Стали чаще звучать песни. Частушки Татьяна Петровна любила петь вместе со своей подругой Марией Николаевной Мордасовой.

Периодически от имени Сталина Шаповаловой поступали предложения занять ту или иную ответственную должность в Москве. Но Татьяна Петровна всегда наотрез отказывалась. Воронеж она считала самым лучшим городом на земле. Здесь она прожила большую часть своей жизни. Здесь и умерла 16 февраля 1982 года.