Газета,
которая объединяет

«Ужины» и «танцы»

Казаки и УГМК договорились по никелю. Что дальше?
Рубрика: Экономика№ 114 (1688) от
Автор: Юрий Бабаян

Представители воронежского казачества достигли договоренностей с руководством Уральской горно-металлургической компании (УГМК) о проведении общественной экспертизы проекта разработки никеля в Новохоперском районе Воронежской области.

Эта договоренность достигнута в ходе визита делегации казаков на объекты компании, занимающиеся разработкой, схожей с той, которую предполагается организовать в Прихоперье.

А «гражданские» – против?

Само решение о начале диалога с металлургами было принято еще в середине августа текущего года, когда в станице Михайловской Волгоградской области состоялся Валовый круг казаков Дона. Инициатором данного диалога выступил атаман Донского казачьего войска Союза казаков Анатолий Афромеев.

По принятии данного решения делегация посетила ряд промышленных объектов УГМК на Учалинском ГОКе в Башкортостане и в ОАО «Урал­электромедь» в Свердловской области. А после завершения обзорных экскурсий казаки провели встречу с генеральным директором ООО «УГМК-Холдинг» Андреем Козицыным, в ходе которой договорились о дальнейшем сотрудничестве по вопросу никелевых разработок в Воронежской области и о возможности проведения совместной экологической экспертизы проекта. Еще одним результатом поездки стало решение Козицына приостановить все работы на месторождении на месяц. Как утверждают экоактивисты – до получения результатов этой экспертизы.

Данное решение вызывает двойственные ощущения. С одной стороны, хорошо, что представители антиникелевого движения пошли-таки на диалог с лицензиатами месторождения. С другой, возникает вопрос: насколько казачество вправе представлять интересы всего населения Новохоперского района и близлежащих территорий?

– Казачество в нашем районе, конечно, серьезная сила, – говорит корреспонденту «Берега» один из активистов антиникелевого движения в Воронежской области Нина Зайцева. – Но надо понимать, что движение сильно не только казаками. Да, с одной стороны, наш край – исконно казачий. Но во всех городах имеются и организованные гражданские группы, с которыми вопрос соглашений с УГМК казаки не обсуждали. Поэтому, если результаты экспертизы нас не устроят, никто не заставит нас подчиниться каким бы то ни было договоренностям. Слово атамана – закон только для его войска.

Месяц – туда, месяц – сюда

Почему члены движения ставят под сомнение результаты экспертизы еще до их получения? Во-первых, потому что, согласно их утверждениям, работы Козицын приказал остановить всего лишь на месяц. А за месяц никакую толковую экспертизу провести невозможно. Они убеждены: деятельность надо приостанавливать на неопределенный срок и проводить экспертизу не общественную, а государственную. Которая, в частности, рассмотрит целесо­образность разработки воронежских недр вообще. Во-вторых, потому что непонятно, кто и за какие деньги будет эту экспертизу проводить.

– У казаков и других антиникелевых активистов денег на это нет. Мы даже имена помогающих нам ученых стараемся не афишировать во избежание давления на них, – поясняет Нина Зайцева. – Если же экспертизу оплатит УГМК, то вряд ли она будет объективной. Ведь, как известно, кто девушку «ужинает», тот ее и «танцует».

В Воронежском же офисе УГМК не склонны так сильно драматизировать ситуацию.

– Месяц дан не на проведение экспертизы, а на достижение договоренностей о дальнейшем взаимодействии, – говорит пресс-секретарь офиса Маргарита Глотова. – Сама же экспертиза и срок ее продолжительности будут напрямую зависеть от задач, которые стороны решат поставить перед собой.

Вопрос же о том, кто выступит заказчиком экспертизы и кто будет ее проводить, считает представитель компании, пока ставить рано.

– Это – предмет для совместного обсуждения, – отмечает она.

Что именно хотят увидеть активисты в результатах экспертизы? Прежде всего, то, что разработка никак не повлияет на экологическую ситуацию. Но ведь даже не столь масштабная производственная деятельность обязательно приводит к негативным экологическим последствиям. Поэтому говорить о том, что результаты исследования будут приняты абсолютно всеми активистами движения, уже невозможно.

Впрочем, не исключено, что именно раскол во мнениях и является целью тех, кто выступил инициатором казачьего участия в судьбе никелевого проекта. Ведь если казаки примут результаты экспертизы, а гражданские активисты – нет, то движение распадется на два лагеря, соответственно, серьезно ослабнет.