Газета,
которая объединяет

«Язык тела не может лгать…»

Новая театральная труппа дала премьеру, посвященную Великой Отечественной войне
Рубрика: Культура№ 108 (1968) от
Автор: Ирина Костенко

Казалось бы, тема не новая. А если взять во внимание завершающийся юбилейный год и массу связанных с ним культурно-массовых событий, то можно сказать – уже порядком заезженная, грозящая публике чем-то пафосным и, увы, не всегда правдивым.

Если честно, я, собираясь на музыкально-пластический спектакль «Я есть», готовилась именно к грандиозному, излишне патетическому действу. Однако – увидела очень искренние, чистые картины, не лишенные эмоциональности, порой предельной, услышала трогательные монологи актеров. И увидела неплохую хореографию, которая многое сказала за артистов…

Сильнее, чем слово

Сначала хочется рассказать о том, кто создал «Я есть!» и почему спектакль стал музыкально-пластическим. Итак, это постановка группы артистов из разных воронежских театров, которые захотели поэкспериментировать с пластикой. Точнее – заняться ею всерьез, соединить танец и искусство лицедейства, «заговорить» со сцены языком тела, которое, как полагают актеры труппы, может сказать больше, чем слова. Однако пластическая драма – явление не столь распространенное для классических театров. И так уж повелось, признают актеры, что и в Воронеже – пластики немного. Вот и решили они попытаться вспахать непаханое поле. Спектакль «Я есть!» стал первым экспериментом труппы.

– Это мой первый опыт работы в пластике на сцене, – поделилась актриса Мария Конотоп. – Впечатление оказалось для меня очень сильным и очень важным. Я почувствовала, что мое тело сильнее отзывается на те или иные действия, нежели слово. К сожалению, в нашей жизни слова все больше обесцениваются. Все больше лжи окружает нас день за днем. В спектакле «Я есть!» я открыла для себя удивительное – тело не может соврать, тело сильнее, чем слово. Это огромные, непередаваемые эмоции. Я чувствую себя живой на сцене в этом спектакле, чувствую себя настоящей…

Просто о людях

Мне долго был непонятен выбор тематики и жанра. Почему-то казалось, что тема войны «просит» классических постановок. Однако вскоре поняла: вовсе не обязательно, и более того – в каких-то случаях, наверное, и не нужно.

Пластика – здесь решение неординарное и верное. Ведь спектакль о чем? Не о событиях, не о масштабах побед и поражений, не о ходе войны. А просто о людях, оказавшихся на войне. О девочке, которая боится лишь одного… погибнуть за родину некрасивой, но которая после раздумий и приступа злости лезет в огонь за немецким солдатом – потому что «у человека не может быть два сердца – одно для любви, другое – для ненависти, у человека одно сердце…»; о мальчишке, которые прямо на поле боя дает клятву после войны никогда не убивать, хотя минуту назад он ничего не чувствовал и убивал, о женщине, которой любимый человек сделал предложение, но она хочет его ударить…

Это о том, насколько вой­на искажает чувства, как пробуждает первобытные эмоции, которые предстоит преодолеть героям спектакля, чтобы остаться людьми. И вот именно эти дикие ощущения и новое рождение людей разумных, людей «с одним сердцем» – словами выразить нелегко…

Наша справка

Пластическая драма (пластика) – молодой вид театрального искусства, возникший во второй половине ХХ века. Основоположником этого жанра считается Гедрюс Мацкявичюс. Суть этого направления в том, чтобы, не прибегая к речи или прибегая к ней в меньшей степени, воплотить на сцене с помощью пластики тела идею, чувства, эмоции и сюжет.

Прямая речь

хореограф-постановщик Мария Мицуро:

– Тема войны нам оказалась очень близка – ведь у каждого из актеров кто-то да воевал из семьи и каждому нашлось что сказать. Весь спектакль построен на документальной основе – актеры читают реальные письма и воспоминания реальных людей. Мы изучили немало архивных данных, многое узнали о своих семьях. Думаю, война – это то, о чем можно будет говорить всегда. Какая у нас гарантия, что завтра не загрохочут снаряды? И как мы тогда себя поведем: так же, как наши предки, или по-другому? И захочется ли тогда нашим детям и внукам писать про нас книги и ставить спектакли? Большой вопрос.