Газета,
которая объединяет

425! 835! Кто больше?

Участники дискуссионного клуба выясняли, сколько лет нашему городу
Рубрика: Социум№ 28 (1455) от
Автор: Александр Пылев

Официально встреча носила название «Исторические дебаты: тайна появления Воронежа». Для того, чтобы раскрыть эту тайну, историки, краеведы, археологи и просто интересующиеся темой горожане пришли в понедельник вечером в Дом молодежи. Организатором мероприятия выступил Артем Кобляков – студент исторического факультета ВГУ.

Впрочем, несмотря на большое количество молодежи, основными участниками споров стали маститые ученые. Традиционную позицию – 425-летней истории Воронежа – отстаивала группа «спорщиков» во главе с деканом исторического факультета ВГУ, доктором исторических наук, профессором Владимиром Глазьевым. А их главным оппонентом стал профессор Военного авиационного инженерного университета, кандидат исторических наук и писатель Алик Аббасов.

Непрерывный стаж

Владимир Глазьев напомнил, что традиционная наука не отрицает Никоновскую летопись, в которой есть первое упоминание о «градах на Воронеже», относящееся к 1177 году. Согласно ей Ярополк, шурин рязанского князя Глеба, бежал с поля сражения «на Воронеж», где «переходил из града в град, не зная, куда деться от печали и скорби». Но вот потом, когда спустя век сюда пришел внук Чингисхана – Батый, все поселения были уничтожены.

– Земли пришли в запустение и стали окраиной Рязанского княжества, – так обрисовал прошлое региона Владимир Глазьев. – Охотники, рыболовы и бортники приходили сюда на промысел, но постоянных поселений здесь не было до 1585 года.

Именно тогда было вынесено постановление Боярской думы об основании двух новых городов на юге России — Воронежа и Ливны, оформленное в виде Указа царя Федора Ивановича. В зиму было начато строительство, и в 1586 году деревянные стены и башни уже стали защитой для воинов, которым предстояло сдерживать крымских татар с юга и Речи Посполитой – с запада.

Вообще, Воронеж и Ливны стали «первыми ласточками» среди крепостей  Центрального Черноземья.

– Спустя семь лет после Воронежа был построен Елец, – сообщил профессор ВГУ.

На этом его сразу решили «поймать» сторонники более древнего возраста Воронежа.

– А когда, по вашему мнению, было нашествие Тамерлана? – ехидно поинтересовался молодой человек, назвавшийся Велеславом, намекая, что Тамерлан разорил Елец еще в 1395 году.

Тут наиболее четко и обозначилась методологическая разница двух подходов. Представители традиционной исторической науки не оспаривают, что и «Елец», и «грады на Воронеже» были и до XVI века. Но возраст города –  его непрерывный «стаж». И историки убеждены – между татарами и 1580-ми годами здесь было запустение.

Алик Аббасов стал эмоционально доказывать: Владимир Глазьев заблуждается по всем пунктам. И по возрасту Воронежа, и по запустению здешних земель, и даже по году возведения крепости. Прежде всего, Алик Мамедович напомнил, почему «грады на Воронеже» и есть сам Воронеж: ведь древние городища находили не где-нибудь, а непосредственно на территории современного областного центра – у санатория им. Горького, у стадиона «Динамо», у педагогического университета, у Акатова монастыря и даже в Шилово.

С перевесом в один голос

Затем профессор ВАИУ привел в качестве свидетельств различного рода карты наших мест, составленные путешественниками XIII-XVI веков. Согласно им Воронеж благополучно существовал и после Батыя в виде казачьей вольницы.

Далее Алик Мамедович переключился на тему строительства крепости, доказывая, что даже ее воздвигли раньше, чем в 1586 году. Мол, решение Думы было в 1585-м, но за зимние месяцы реализовать его было не реально. Очень артистично Аббасов описывал беседы царей, воевод и бояр, споривших – кому из них достанется слава основания воронежской твердыни.

Тут Владимир Глазьев поинтересовался у Алика Аббасова  – откуда тот черпает воспроизводимые им диалоги между воеводами, боярами и царями?

– Я как ученый имею право творчески домыслить! – сообщил соперник.

– Это все лирика! – отрезал профессор ВГУ.

Казалось, еще минута, и спор перейдет на личности. От такой опасности дебаты спасли журналисты: ведущий дискуссию Артем Кобляков возгласил, что один из телеканалов просит интервью у Алика Мамедовича, и поэтому объявляется перерыв.

Передышка вернула дискуссию в мирное русло, и она продолжилась исключительно корректно и дружелюбно. В завершение участникам встречи было предложено проголосовать: чья историческая позиция показалась им более убедительной? С перевесом в один голос победили сторонники более древнего возраста Воронежа.

…То есть в прошлом году мы отметили 425-летие, а в этом имеем полное право на 835-летие! Что ж, звучит торжественно, но, на мой взгляд, если уж менять «паспортный возраст», так на круглую дату. Скажем, на 900, а еще лучше – 1000 лет. Если за прошлый юбилейный год в Воронеж было вложено порядка 10 млрд. руб., то как мы размахнемся с тысячелетием?!