Газета,
которая объединяет

Мечеть победит баблос

Выборы 8 сентября отодвинули в тень другие выборы. Те, где среди кандидатов были коломенский Кремль, русская Волга, наш воронежский Хопер и мечеть. Чеченская. Мечеть на первом круге даже вырвалась вперед, потом ее оттеснили иные фавориты, что очень обидело президента Чечни Рамзана Ахматовича Кадырова.

Пишу полное имя этого достойного батыра в знак уважения, ибо он – заслужил. Человек всего несколько лет у власти в маленькой кавказской республике, а сумел свою родину так продвинуть вверх по вертикали и вперед по горизонтали, что всерьез рассчитывал на победу именно своего кандидата в конкурсе «Символ России».

Вообще, всенародный поиск Символа России путем смс­-голосования – это само по себе символ постсоветской России. Когда на первом месте с огромным отрывом оказалась мечеть «Сердце Чечни», в массах (сужу по реакциям в интернете и звонкам на радио) это сначала восприняли как шутку. Только потом те, кто разобрался, что все взаправду, принялись вырабатывать геополитическую реакцию. За нею последовало изменение картины на театре выборных действий. Мечеть потеснил коломенский Кремль. Рамзан Ахматович возмутился, обвинил компании-­провайдеры в «скручивании» голосов, после которого кое­-кому придется сворачивать свой бизнес в Грозном.

Скручивали или нет – не так важно. Президент Чечни имел все основания для праведного гнева.

«Все реальные символы существуют только в истории, все несут на себе отпечаток эпохи, классового или сословного происхождения… История символа ясно обнаруживает всю невозможность чистой символики в ее отвлеченном виде», – писал знаток символики, философ А.Ф.Лосев. Лосев вообще­то много писал о символах, помню, в университете пролистал за ночь фолиант, который так и назывался «Символ. Знак. Миф» и весил пару килограммов. При желании у Лосева можно, наверное, найти и обоснование существования независимого от времени и пространства символа, но тогда этот символ будет независим и от России, РФ. Поэтому будем опираться на приведенную выше цитату. В общем, любой символ не существует без привязки ко времени, а сегодня время Рамзана Ахматовича. Когда некоторых наших соотечественников возмутил сам факт уверенности президента Кадырова в том,что мечеть в России может быть на первом месте, они повели себя как страусы, вдруг вынувшие голову из песка.

Разве не к этому все шло? Президент Кадыров последователен и открыт, он не отвлекается на фиги в кармане. Его республика – на особом счету (в плане траншей и пиара, причем именно в России), он среди других глав субъектов федерации – тоже. Даже футбольная команда «Терек» – не просто футбольная команда. Отчего бы тогда не признать «Сердце Чечни» символом России?

Тем более что мечеть и так реальный, без всяких смс-­голосований символ для несчетного количества россиян. Припомните, сколько раз вам доводилось слышать такую фразу: «А попробовали бы они зайти в мечеть!» А может, вы и сами ее употребляли? Лично я сейчас – в первый раз, зато слышал столько, что для меня это стало маркером диалога дурного вкуса. Короче, чего же теперь протестовать, надо извиниться перед Рамзаном сыном Ахмата.

Конечно, мечеть – выпуклый символ. Вот только что именно она символизирует? Полагаю – такой порядок вещей, при котором вопросы решаются куда круче и однозначнее, чем у нас. Как говорится, «по факту».

Какие еще символы сегодня реально существуют в РФ? Скажем, на этой неделе страна якобы отмечала 185-­летие Льва Николаевича Толстого. Толстой – безоговорочно один из символов России. Был, не знаю, как сейчас. Сколько россиян припадают к этому источнику русской правды, к этой глыбище духа не то чтобы еженедельно, но хотя бы раз в квартал?! Тут на днях британские ученые выяснили, что, кажется, 60 или 70 процентов британцев только делают вид, что читали английскую классику. Разница между нами и британцами в том, что, по моим наблюдениям, в России и вид давно не делают. Нет надобности. Читать не престижно. Это не приносит денег.

Бабки – это будет ближе к символу России. А точнее, баблос (по­-пелевински), которым деньги становятся в сопряжении с бюрократической системой как результат ее наивысшего напряжения.

Да, баблос – это символ негативный (подобно «башням-­близнецам» – символу США последних ровно 12 лет), зато исторически честный, «несущий на себе отпечаток эпохи и сословного происхождения». И переход от него к символу высокодуховному (наличием которого в нашей жизни мы любим себя убаюкивать), лежит, пожалуй, через нечто похожее на мечеть. Вот так сразу духовность не расцветет, даже не привьется. Надо расчистить место с помощью какого­-то древнего и однозначного инструмента. Мечеть победит баблос. Хотя Рамзан Ахматович Кадыров магическим образом умеет совмещать одно с другим.