Газета,
которая объединяет

Навертели как следует

«Джазовая провинция» показала воронежцам многогранность импровизационной музыки
Рубрика: от
Автор:

Передвижной музыкальный фестиваль «Джазовая провинция» ожидается внушительной армией воронежских почитателей качественной музыки на протяжении целого года. И всякий раз ожидания оправдываются: организаторам удается «держать планку», приглашая на праздник джаза настоящих звезд.

Четыре ноябрьских дня город жил фестивалем: помимо ярких концертов, проходили творческие встречи, лекции, мастер-классы. Концертная программа традиционно включала в себя все направления джазовой и смежной с джазом музыки. Каждый мог выбрать, что ему по душе: кто-то особо тепло отнесся к традициям, кто-то отдал предпочтение полистилистическим экспериментам.

На старт, внимание!

В этом году фестиваль прошел уже в восемнадцатый раз. Правда, не во все годы существования он приезжал в столицу Черноземья, но и воронежская история уже перевалила далеко за десяток лет. Бессменный организатор мероприятия – компания «Арт фолио».

На роль конферансье, как и два года назад, пригласили главного редактора журнала «Джаз.ру» Кирилла Мошкова. Его комментарии, предварявшие сеты коллективов, публика воспринимала с интересом.

Старт концертной программе дало выступление московского «Оркестра джазовой музыки имени Олега Лундстрема». История, известная каждому поклоннику джаза: в середине прошлого века в Маньчжурии девять молодых русских музыкантов создали собственный джазовый оркестр. Это были дети тех, кто когда-то приехал в Китай обслуживать Китайско-Восточную железную дорогу. Вскоре «Оркестр Олега Лундстрема» перебрался в Шанхай, а в 1947 году оркестранты вернулись в СССР. Сейчас коллектив, являющийся самым старым в мире из непрерывно существующих джазовых оркестров, возглавляет заслуженный артист России Борис Фрумкин.

Команда играла акцентированно, бархатно и нервно. Музыканты периодически «выходили» на сольные фрагменты (как и принято в некоторых поджанрах джаза). Отдельно хочется отметить тромбониста Максима Пиганова: игривая, легкая манера исполнения ничуть не мешала яркому и насыщенному звучанию инструмента. Барабанщик же в полной мере раскрылся только к четвертой вещи. А уже в следующей, «Ночной товарный поезд», продемонстрировал неожиданный и стильный прием: барабаны несколько тактов звучали так, будто они электронные.

«Лера Гехнер и Алексей Попов project» играли во втором отделении. Представили очень ритмичную музыку, довольно далекую от стандартов. Состав «саксофон-клавишные-бас-ударные» выдал прекрасно аранжированный фьюжн, в котором явственно ощущались запахи этники, атмосферность, и вместе с тем – настоящая, ненадуманная энергетика. Такая музыка могла бы быть популярна у хипстеров, будь они более разборчивы. Певица Лера Гехнер, демонстрируя технические и артистические высоты, создавала интереснейшие голосовые эффекты. Сцена трещала от натиска фанка, мощный, при всей своей легкости, грув завораживал до отказа заполненный зал.

Прибалтийская интеллигентность

Второй вечер фестиваля вызвал, пожалуй, больше всего вопросов. Выступавший первым дуэт воронежских музыкантов Ивана Сухарева и Ярослава Борисова прозвучал довольно неубедительно, что вообще-то «Джазовой провинции» совершенно не свойственно. Ярослав Борисов – действительно талантливый музыкант, известный по замечательной группе Happy 55. Здесь же был заявлен эксперимент: джазовые версии традиционных русских песен. По факту это оказался джаз как таковой, под который Иван спел в фольклорной манере.

Вышедший на публику следом польский «Квартет Гжегожа Нагурски» представил довольно сложную музыку – при кажущейся внешней ее легкости. Ломаные ритмические переходы, сбивки, работа с громкостью, изрядная длина композиций – пожалуй, всего этого богатства оказалось с перебором. Настолько, что распознать мистические обертоны мягкого звука и небезынтересные, не вобравшие в себя обилие канонов структуры было не так-то просто.

Еще один «привет» от воронежских музыкантов – выступление «Квартета Карины Кожевниковой и Андрея Дудченко». К нашему городу из всего квартета, правда, имеет отношение только певица Карина. Ее партнеры – контрабасист, пианист и барабанщик – больше напоминали аккомпанирующий состав, собранный под бэнд-лидера, нежели самостоятельный коллектив. У Кожевниковой сдержанный глубокий вокал с реверберацией на гласных. Эмоциональный, но не слишком. Впрочем, чем дальше, тем раскованнее становилась певица. Ближе к концу сета она стала имитировать голосом звук саксофона. «Лучшее соло на духовых – сегодня у Карины Кожевниковой», – отметил вслух сосед по креслу.

Кульминация вечера (а может, и всего фестиваля), выступление эстонского «Квартета Олега Писаренко», изрядно задержалась по времени. И многие слушатели были вынуждены уйти (работу со следующего утра по случаю «Провинции» никто не отменял). Безусловно, музыкантам было обидно, хотя вида не подали – прибалтийская интеллигентность…

«Квартет Олега Писаренко» отличался тем, что музыканты создавали свой особый мир, эстетическую мини-вселенную. Средства для этого подобрали незатейливые, что пошло только на пользу: лучше взять одну точную ноту, чем сто абы каких. Изысканная стильная гитара то и дело отсылала к рок-музыке, из синтезатора выжималось множество эффектов и обработок. Впрочем, когда рождается магия, совершенно неважно, из каких элементов она сложилась.

Блюз и рок

Голландцы, пианист Стевко Буш и клавишник Пауль ван Кеменаде, открывавшие третий фестивальный день, вспомнили о русской музыке, сыграв несколько вещей русских композиторов. Менялось настроение, акценты плавали с сакса на клавиши и обратно. В целом сет слушался довольно размыто, но в то же время ярко: так бывает.

Московский коллектив «Николай Моисеенко project», вышедший следом, запомнился бодрым общением с залом. Если же говорить о музыке – рок-состав накладывал определенный отпечаток на саунд группы. Впрочем, роком еле пахло: гитарист, даже когда играл боем, плотного звука не выдавал. Видимо, задачи такой не ставилось. Зато барабанщик был чрезвычайно экспрессивен.

Американский «Проект Паули Серра и Дэвида Калиша» сыграл почти классический, очень знакомый и привычный русскому уху блюз с едким американским флером. Почти – потому что у них звучало все чисто, в то время как корневой блюз – «грязный».

Финальный день ознаменовался выступлением курского пианиста Леонида Винцкевича. Человек, придумавший «Джазовую провинцию», играет на фестивале постоянно, удивляя разнообразием проектов. На этот раз вместе с Леонидом вышли на сцену его сын, саксофонист Николай Винцкевич, басист Кип Рид и барабанщик Джоэл Тейлор. Звучали крепко, без неожиданных сбивок, но и без излишней традиционности. Было заметно, что ритм-секция не русская – у нас-то полноценный грув не очень любят: Россия – страна весьма неритмичная.

Двукратный обладатель премии «Грэмми», сотрудничавший с Майлзом Дэвисом, американский саксофонист Билл Эванс и его коллектив «Soulgrass» обес­печили «Провинции» непередаваемый финал. Коллектив исполнял блюграсс – традиционную музыку белого населения Америки, основанную на причудливой смеси жанров и стилей. Довольно неожиданно начали с банджо. Дальше, однако, раскрылись в полной мере все музыканты, каждый из которых по праву может считаться лидером коллектива. Разнообразие звуковых полотен сопровождалось характерной для большинства исполняемых произведений формой рондо – когда основная тема периодически повторялась. Навертели, конечно, как следует, но ведь как органично слушалось! Пожалуй, по-настоящему хорош только тот авангард, который авангардом не кажется. Хотя бы поначалу.

Традиционный джем, не менее традиционные овации и аплодисменты стоя – и еще одна «Джазовая провинция» стала историей. «До следующего фестиваля осталось ровно 365 дней», – иронично отметил в конце директор «Арт фолио» Александр Лукинов. Отсчет пошел.