Газета,
которая объединяет

Набросок истории

Лауреат театрального конкурса – о прошлом и будущем воронежского балета
Рубрика: Культура№ 128 (1843) от

Валерий Попов – известный воронежский журналист, первый редактор газеты «Воронежский курьер» – по итогам театрального сезона 2013-2014 годов получил приз секции критики за книгу «Шаг на сцену».

Книга посвящена творчеству выдающейся воронежской балерины и педагога, народной артистки России Набили Валитовой. Анализируя спектакли с ее участием, автор рассказал и о партнерах Набили Галиевны, и о постановщиках спектаклей, и об учениках. И о том, как валитовские партии танцевали другие балерины. Иными словами, обо всем, чем жила воронежская балетная сцена конца минувшего столетия.

Интереса не теряю

– Как, Валерий Степанович, люди становятся балетоманами? У вас как это произошло?

– Очень сложный вопрос. У каждого, наверное, это по-разному. Первый живой балет я увидел, будучи, по-моему, восьмиклассником. И это настолько поразило, что с тех самых пор балет в системе моих культурных и прочих ценностей занял место вполне определенное и никуда не делся до сих пор.

– Это был хороший, качественный балет? Или вас потряс жанр?

– Это был качественный, хороший балет. «Спящая красавица» Чайковского – балетная классика и прекрасная музыка. Там есть все, что может пора­зить воображение и юноши, и ребенка, и взрослого. Я думаю, что для того, чтобы полюбить балет и стать балетоманом, надо ходить в театр и смотреть балетные спектакли.

– Когда я прихожу на балет, всегда вижу вас в зале. Складывается впечатление, что вы смотрите все балетные представления.

– Так оно и есть. Недавно решил подсчитать, сколько раз и в каких театрах я видел, например, балет «Жизель».

– Интересно…

– Получилось, где-то 47 раз я видел этот балет в пяти или даже шести театрах. Не скажу, что я специалист в хореографии, что знаю досконально все тонкости и сложности техники хореографической. Но за столько лет и с таким количеством просмотров, конечно, у меня уже есть свой багаж, свои критерии оценок. Все, конечно, приходит со временем, с практикой, а самое главное – я до сих пор не теряю интереса. Иногда могу пойти просто посмотреть какой-нибудь дебют. Мне звонят из театра и говорят: «Сегодня у нас ввод, две девочки будут танцевать то-то». И я плетусь вечером в театр, смотрю. Мне очень интересно. Потому что появляются новые девочки, перспективные. Что из них получится? Все это такая загадка.

Школа Вагановой

– Валерий Степанович, а свою первую рецензию помните?

– Да, помню. Это было на первом курсе, балет назывался «Тропою грома». Что-то такое с Африкой связано. Он широко шел в советские времена. Ну, там было: то ли негр, то ли мулат любил белую девушку, и вот это все закручивалось. Кстати сказать, Набиля Валитова была белая девушка, а Яша Лившиц – негр. Ему очень шло быть негром, тоже был интересный балет. Но это было то, что называют драмбалетом, ставил Константин Муллер. Да, первый раз я опубликовал рецензию на балет «Тропою грома».

– Мне как человеку, который ценит историю театра, особенно театра провинциального, главным в вашей книге представляется то, что, рассказывая о Набиле Галиевне, вы показали историю воронежского балета второй половины ХХ века. Писали по воспоминаниям? Или у вас все было зафиксировано, что называется, по горячим следам?

– Все зафиксировано в голове. Впечатления, общение, разговоры, присутствие на репетициях, на премьерах – конечно, все воедино сложилось. Эта книга прежде всего о Набиле Галиевне Валитовой, потому что она – ключевая фигура воронежского балета. С нее, можно сказать, и начался воронежский балет. И, самое главное, образовалась школа. Валитова ведь была не только ведущей солисткой, она преподавала в хореографическом училище. Будучи, как известно, одной из последних учениц Вагановой. И вот эта вагановская школа, которую Валитова принесла в наше хореографическое училище, сохраняется ее ученицами по сей день. И ценится, кстати. В рейтингах хореографических училищ Воронежское стоит очень высоко. И даже, по-моему, в прошлом году на конкурсе журнала «Балет» заняло первое место… Вы сказали, что это история воронежского балета. Это, скорее, только набросок истории. Потому что многое не вошло. Ну, например, Валентин Драгавцев, прекрасный танцовщик, Сания Куртосманова... У меня, конечно, есть какие-то планы сделать книгу более расширенную, более детальную, и все это увязать с хореографической школой и театром. А самое главное – есть интерес к тому, что сейчас происходит в театре нашем оперном. И что происходит с нашим балетом. Вот это тоже меня волнует сейчас очень серьезно.

Замыкая круг

– После услышанного я даже не буду спрашивать, какой период вы считаете «золотым веком» нашего театра – это понятно. А вот сегодняшнее состояние как оцениваете?

– Искусство балета, как и любое сценическое искусство, имеет пиковые точки, спады, периоды успеха и, наоборот, провалов. Но все так сложилось, что после того, как Валитова ушла из жизни, и в театре, и в училище начались какие-то брожения, непонятки, и наступил несколько провальный период. Слава Богу, он уже миновал. Но это отразилось и на театре, и на училище. Потому что училище и балетная труппа театра связаны очень крепко. Это в каком-то смысле единый организм. Потому что училище поставляет кадры, учащиеся с младых лет уже приучаются к сцене.

– А танцовщики театра преподают в училище. Такой круг.

– Да. И вот так получилось, что несколько минувших сезонов балетная труппа оставалась и без руководства, и без присмотра. Но вот год назад сменилось руководство в театре и в балете нашем. Пришел главным балетмейстером Александр Литягин – ведущий солист, который, в общем-то, уже завершает танцевальную карьеру. Естественным образом переходит в иное качество. Это очень творческий человек, у него очень верный взгляд на процесс. И самое главное – он трезво оценивает трудности, с которыми ему уже пришлось столкнуться и которые еще предстоят. Это очень важно, когда человек все осознает и знает, что ему делать. Поэтому у меня лично предчувствие, что ли, некоего нового этапа в развитии воронежского балета. Я очень на это надеюсь и, судя по тому, что сейчас в театре происходит, на то есть основания. Да.

– Мне кажется, что и в училище все стало стройным и внятным.

– Абсолютно согласен. Я и говорю, что эти процессы связаны. В училище тоже сменилось руководство. Худруком пришла ученица Валитовой и продолжательница ее дела Татьяна Фролова, которая за сравнительно короткий срок так сумела поставить дело в училище, что прекратились все нежелательные, скажем так, явления. И все пошло в настоящем творческом русле. В училище такого вообще не было, чтобы за полтора года было поставлено два больших спектакля только собственными силами. Уже накапливается репертуар. И это очень позитивный момент.

– Валерий Степанович, как вы думаете: то, что сегодня мы называем современным балетом, насколько будет воспринято и востребовано зрителем? Есть у такого балета будущее?

– Будущее, безусловно, есть. Потому что искусство танца тоже развивается, трансформируется, изменяется и так далее. Но здесь – одна небольшая проблема, которая, в принципе, вполне преодолима. Дело в том, что воронежская публика не имела возможности в достаточной мере знакомиться с современной хореографией. Так сложилось. И некий период развития хореографии выпал из сферы внимания воронежских зрителей. Сейчас театром уже сделаны какие-то шаги, воспринимаемые публикой с достаточным интересом. Но, естественно, нужно к этому привыкнуть, и тогда интерес возрастет. Тем более что в планах театра – постановка балета Эйфмана «Красная Жизель». Остросовременный спектакль, как бы эталонный в плане нео­классики. Я думаю, что если воронежская публика начнет знакомство в полном объеме с современной хореографией именно на этом спектакле – будет все нормально.

Надежда РОГОТОВСКАЯ