Газета,
которая объединяет

Сын человеческий

В Воронеже выставлены «ребусы» Рене Магритта
Рубрика: Культура№ 144 (1859) от
Автор: Оксана Мишина

48 литографий бельгийского сюрреалиста Рене Магритта показывают нынче в художественном музее им. Крамского – аналогов этой коллекции в России нет. В помощь посетителю – с десяток информационных стендов с подробным описанием биографии Магритта и характеристикой его творчества.

Устроители полагают, что такая «оснастка» поможет даже неподготовленному зрителю понять выставочные предложения, с которыми выступил один из организаторов показа – петербургский «Арт-центр в Перинных рядах».

Честное слово

«Рене Магритт. Вероломство образов»; название выставки, повторяющее «имя» одной из самых известных работ мастера, сполна передает эстетические пристрастия художника. Для его работ характерен отстраненный, как бы невозмутимый стиль. Странное, неожиданное сочетание предметов, которые у Магритта, в отличие от других крупных сюрреалистов (Дали, Эрнст), почти никогда не теряют своей «предметности» (не растекаются, не превращаются в собственные тени), удивляет и заставляет задуматься. Автор как бы умывает руки – отношения своего к изображению не выказывает никак. Невозмутимость стиля только усугубляет удивление зрителя и погружает его в некое поэтическое оцепенение, вызванное самой тайной вещей.

Магритт, 115-летие которого пришлось на прошлый год, сам признавался, что ошарашить, грубо говоря, публику – и есть его цель. Поэтому творения художника часто напоминают ребусы, которые полностью разгадать, а уж тем более трактовать однозначно –невозможно. Ведь они, ни много ни мало, ставят вопросы о сути бытия: Магритт говорит об обманчивости видимого, о его скрытой таинственности, которую мы обычно не замечаем.

То самое «Вероломство образов» бельгиец создал в 1948 году. Известность картина приобрела, благодаря надписи на ней, отрицающей очевидное. «Это не трубка», – утверждал автор, мотивируя свое заключение как завзятый прагматик. «Вы можете набить ее табаком? Нет, это ведь всего лишь изображение, не так ли? Так что, если бы я написал под картиной «это трубка», я бы солгал!»

Магия против сюра

Вообще названия картин Магритта и их связь с изображением – отдельная тема. «Стеклянный ключ», «Свершение невозможного», «Человеческий удел», «Препятствие пустоты», «Империя света»… Все эти вещи не описывают того, что видит на холсте зритель. «Названия выбраны таким образом, что они не дают поместить мои картины в область привычного, туда, где автоматизм мысли непременно сработает, чтобы предотвратить беспокойство», – объяснял Магритт. И подчеркивал: «Я взял себе… ориентир – магическое в искусстве, с которым встретился, будучи еще ребенком».

От сюрреализма Магритт открещивался, называя свое искусство магическим реализмом. С неудовольствием относился к попыткам интерпретации его картин, утверждая: единственное, что нужно с ними делать – рассматривать. Если проводить параллели с современностью – сегодня озарения Магритта вполне бы, наверное, сошли за дизайнерский эксклюзив. Неслучайно еще одну его «фишку» – «Сын человеческий», изображающий инкогнито в котелке с лицом, закрытым яблоком – так полюбили рекламщики…

Что касается выставленных литографий – это точные копии, полученные методом оттиска с камня западными специалистами после смерти художника. Организаторы уверяют, что возможность увидеть Магритта в Воронеже – настоящая удача; большинство работ таинственного бельгийца находятся в частных закрытых собраниях.