Газета,
которая объединяет

Оганез МХИТАРЯН:

«В годы моей молодости «Факел» был настоящей семьей»
Рубрика: Спорт№ 92 (1520) от
Автор: Михаил Кучеренко

Окончание. Начало в № 91

«Нас просто несли на руках»

Самый памятный матч тех лет – четвертьфинал Кубка СССР-1984 со «Спартаком»?

– Конечно! Началось все на юге, поединком с ивановским «Текстильщиком», который с трудом победили 2:1. Потом из Сочи в Ташкент полетели. Там всегда жара, а тут – лед, снег выпал. Валера Шмаров забил, мы «Пахтакор» 1:0 хлопнули и на сборы вернулись. Далее был «Жальгирис», принявший нас в Адлере, там гол Вити Пимушина все решил.

Попали на «Спартак». Все нам говорили: при любой погоде с москвичами играйте дома. А в Воронеж к 28 апреля и так тепло пришло. И вот вышли мы против команды Константина Бескова. Настроились на нее очень серьезно, выложились по полной и победили. В начале Слава Мурашкинцев забил, потом борьба серьезная завязалась, а на 88-й минуте покойный Саша Минаев отличился. Тут уж поняли: все, победа! Автобус на базу уехал, мы в центр решили пойти. Со стадиона невозможно было выйти: нас просто брали на руки и несли куда-то!

Потом был полуфинал против «Зенита». Сильно расстроило досадное поражение от будущего чемпиона?

– Там как получилось. Мы в первой лиге лидировали, впереди был выезд Кишинев – Симферополь. Сыграли с «Нистру» вничью, через два дня на третий встречаться с «Таврией», затем – сразу «Зенит». Руководство просило чиновников: «Отодвиньте симферопольскую игру, ребятам отдохнуть надо». В ответ услышали, что в первой лиге график четкий, переносов быть не может.

Что ж, полетели в Крым, победили 2:0 и взяли курс на Ленинград, где играть на третий день. А «Зенит» имел больше недели отдыха. Тяжело, белые ночи, спать не можешь. Стадион имени Кирова полный – 73000 зрителей. Жарко было, трудно, чувствовалось, что силы постепенно уходят. Первый тайм, второй, дополнительное время… Не скажу, что все безразлично стало, но такая усталость накатила! В глазах круги, бежал и думал: «Блин, когда же все закончится!» В итоге Андрей Шашкин мяч в свои ворота срезал. Дотяни мы до пенальти, может, встретились бы в финале с московским «Динамо».

«А вдруг ракеты не полетят?»

Зато в тот год «Факел» уверенно вышел в высшую лигу. Болельщики до сих пор сожалеют, что команде не удалось в 1985-м остаться в элите. Почему, на ваш взгляд, так вышло? Ведь после первого круга вы шли седьмыми.

– Если мы с разными результатами прошли два круга, значит, чего-то не хватило. Не оправдываюсь, но свою роль сыграло и то, что к середине чемпионата в конце таблицы шли «Зенит» и московское «Динамо». Как такое могло быть?! И во втором круге начали происходить определенные вещи, нас с ростовским СКА «прихватили». Обидно было! Чувствовалось уже иное отношение к «Факелу», судейство изменилось. Но это – чисто мое мнение.

Какие воспоминания остались о сезоне, проведенном в «вышке», матчах с сильнейшими клубами СССР?

– Тогда, допустим, против киевского «Динамо» играть было, что против сборной Союза. В Воронеже мы уступили ему 1:3. Киевляне вышли на поле, и казалось, что их человек пятнадцать. Каждый отскок – мяч у них. Только во втором тайме нам удалось собраться, гол забить. В Тбилиси приехали – там Саша Чивадзе, Тенгиз Сулаквелидзе, Рамаз Шенгелия. Тоже ведь все «сборники». А взять «Спартак» с Сергеем Шавло, Юрием Гавриловым, Федей Черенковым, который, бывало, как начнет финтить!

Когда «Факел» вылетел из высшей лиги, у вас лично не было вариантов в ней остаться? Участвуя во всех матчах, наверняка кому-то приглянулись.

– Звали меня в ереванский «Арарат», но я об отъезде не думал: уже прочно осел в Воронеже, все складывалось хорошо. Хотя в 1987-м мы и во вторую лигу скатились из-за лимита ничьих: он нас четырех очков лишил. В последнем туре сыграли 0:0 в Риге, а орджоникидзевский «Спартак» победил в Куйбышеве уже вылетевших хозяев и остался.

Нежелание покидать Воронеж, полагаю, было связано и с тем, как относилось к «Факелу» курировавшее его тогда КБХА?

– Естественно. Люди, игравшие здесь, все обещанное получали. И квартиры нам давали, и с машинами помогали, и оплата была на уровне. В Воронеж народ ехал охотно. Главный конструктор КБХА Александр Дмитриевич Конопатов футбол очень любил. Рассказывал, что после побед «Факела» его сотрудники на подъеме работали. Мол, уже за это надо держать команду и решать ее проблемы. Так что проигрывать было нельзя: уступим сегодня, а вдруг завтра ракеты не полетят (смеется)?

Но в 1990-м вы «Факел» покинули, уехав в армянский Абовян. Правда, пробыли там недолго. С чем были связаны отъезд и скорое возвращение в Воронеж?

– В Грузии было неспокойно, а родителям пообещали квартиру в Абовяне, если я туда приеду играть. Отец спросил: «Поможешь?» Ну как отказать! Приехал в Армению, «двушку» получил, а документов на нее нет. И началось – подожди да подожди: то с беженцами надо вопрос решить, то еще что-то. Процесс затягивался, пришлось мне «Котайк» покинуть. Пошел к президенту клуба, директору Масисской фабрики Горояну, все объяснил ему: «Папин Гургенович, ты меня понимаешь?» Он в ответ: «А, Вова джан, понимаю! Решай сам!»

«В закулисные дела я не лез»

Прошло после того чуть больше года, СССР развалился, «Факел» попал в российскую высшую лигу, а вы уехали за рубеж. Что подвигло продолжить карьеру в Польше?

– В «Факеле» начали состав менять, молодежь подтягивать. А мне сказали, что есть вариант в Польше. Народ только начинал уезжать, ну и я решил узнать, что такое выступать заграницей. В «Сокол-Электромикс» из Пневы отправились с Игорем Ляховым. Все нормально складывалось, команда за сезон вышла в первую лигу.

Потом сменился тренер. Его предшественник к нам хорошо относился, а новый наставник людей из Союза не воспринимал. Подошел ко мне президент клуба Кшиштоф: «Вовчик, он тебя в команде не видит. Не знаю, что делать! Оставлю тебя, что потом с него смогу требовать? Ты по-польски говоришь, работай на прежних условиях с детьми». Но мне было 30 лет, хотелось играть. Поблагодарил я Кшиштофа и уехал. А тот тренер и Ляхова «ушел».

И вновь вас принял «Факел».

– Вернулся я в команду, молодежи помогал пару сезонов. А потом пять лет отыграл в Лисках. Там работали мои бывшие партнеры: Пономарев был главным, Меровщиков – помощником. Тут не могу не сказать об организаторском таланте главы района Шевцова. Возможности у «Локомотива» не великие, но Виктор Владимирович делает для него все возможное.

Команда собралась хорошая, из «Факела» пришли Руслан Аблаев, Валера Горбач, Игорь Пывин, Андрей Карпенко, другие опытные игроки. Шороху мы навели! В 1997-м второе место заняли. В тульском «Арсенале», который фаворитом был, думали, что и «Локо» в первую лигу собрался. Хотя мы просто побеждали и побеждали. Так я и завершил в Лисках карьеру. В 2000-м уже помогал Минаеву, потом – Анатолию Булгакову. Затем перешел в школу «Факела», набрали с Сергеем Париновым ребятишек, далее с Карпенко работал в дубле.

А тут начались смутные для воронежского футбола времена…

– Да. В 2008-м с Сергеем Крестененко оказались в игравшем на КФК «Факеле», президентом которого была Людмила Иванова. Вроде пыталась она клуб возродить, но в итоге всем сказала: «До свидания, ребята!»

Верили вы в эти проекты: «Факел» Ивановой, «Факел» Чурсанова?

– Я просто хотел работать в клубе под названием «Факел». Для меня оно – не пустой звук. Приехал в эту команду в 18 лет, и она дала мне в жизни очень многое. В закулисные дела не лез, кто и что говорил, было не важно. Набрал ребят, они приходили на тренировки, надо было готовить их к матчам. Шли нормально, выигрывали, но начались всякие околофутбольные моменты…

Зато в ФК «Факел-Воронеж», который в 2009-м оказался во втором дивизионе, вы стали одним из тренеров, поработали с Валерием Шмаровым, Радиком Ямлихановым. Но та команда, и сезона не отыграв, после скандала в Ельце был исключена из ПФЛ. Наверное, в шоке тогда пребывали?

– Да, надо же было такую историю раздуть! Вспоминать не хочется все это… Значит, определенным силам требовалось устроить показательный процесс, кого-то казнить.

«Грех жаловаться!»

Не первый год вы выступаете за команду ветеранов «Стрела». Для вас это способ продлить век футболиста или, в большей степени, возможность пообщаться с друзьями-приятелями?

– Когда с детства в футбол играешь, тяжело остановиться. Это, считаю, хорошая «болезнь». Вот и сейчас приехал на интервью с тренировки. Ну, и общение – важный момент. Пошутили, посмеялись, побегали. Тем более есть с кем поиграть: народ у нас подобрался с хорошим опытом. Держу себя в форме, набираюсь положительных эмоций.

– «В областном первенстве крепких коллективов хватает: «Стрела», «КИТ», «Темп». «Зарубки» у ветеранов, знаю, бывают нешуточные.

– Они и на тренировках случаются! Не то чтобы кость в кость идем, но безразличия на поле нет. Победившие в таких матчах потом друзей-соперников подкалывают: «Мы думали, вы плохо играете, а, оказывается, совсем не умеете!» Микроклимат в «Стреле» очень хороший, так повелось с рождения клуба в 1999 году. Многое здесь зависит от нашего руководителя Евгения Кутырева. И стадион он в порядке содержит, и все условия создает, и нас всегда поддерживает. Молодец!

Оганез Арменакович, не могу не задать традиционный для интервью с ветеранами спорта вопрос. Насколько вы довольны тем, как сложилась ваша карьера футболиста?

– Что есть – то есть. Жаловаться мне грех! Я поиграл в интересной команде, познакомился со многими хорошими людьми, с которыми и сейчас поддерживаю добрые отношения. Так что все нормально!

Ну и напоследок: что пожелаете себе на вторую половину жизни, которая, говорят, наступает после 50-летия?

– Хочется, чтобы и в дальнейшем меня окружали друзья, близкие люди, между нами всегда присутствовало взаимопонимание и при встречах мы не прятали глаза, а обнимались и говорили друг другу: «Здорово, дорогой! Как сам?»