Газета,
которая объединяет

За гранью добра и зла

В Воронеже попытались понять, почему случился Аушвиц
Рубрика: Социум№ 11 (1582) от
Автор: Александр Пылев

Полная тема развернувшейся в минувшую пятницу дискуссии – «Зло в теологическом и светском измерении: на примере концентрационного лагеря Аушвиц». Мероприятие состоялось под эгидой Регионального центра устной истории, педагогического университета и Центрального филиала Российской академии правосудия.

Во встрече участвовали сотрудники Центра диалога и молитвы г. Освенцим и, в частности, его руководитель – доктор наук Манфред Дезелерс, впервые приехавший в Воронеж. Кроме того, этот католический священник представляет в польском городе Германскую епископальную церковь. Также в конференц-зал ВГПУ пришли представители католической общины Воронежа. Православную церковь по благословению митрополита Воронежского и Борисоглебского Сергия представлял проректор духовной семинарии по воспитательной работе иерей Сергий Уланов. Присутствовали преподаватели и воспитанники этого учебного заведения.

Палач миллионов

Манфред Дезелерс рассказал, что его докторская диссертация была посвящена Рудольфу Хессу – коменданту концентрационного лагеря Аушвиц с мая 1940 года по ноябрь 1943 года. Именно он в 1941-м руководил испытаниями на заключенных газа «Циклон Б». В дальнейшем, за время руководства лагерем Хессом, по его собственным показаниям, было уничтожено около двух с половиной миллионов человек.

Когда Рудольф был маленьким, отец планировал сделать из него католического священника. Но мальчик в 13 лет разочаровался в церкви и сбежал из дома. Позднее он ушел добровольцем на Первую мировую войну, где героически сражался. В 1922-м примкнул к национал-социалистам.

В 1947-м, когда польский суд приговорил его к повешению перед Аушвицем, Рудольф Хесс попросил прощения у жертв и обратился к католическому священнику для покаяния. Почему раскаяние было столь поздним? Понимал ли Рудольф Хесс, что стал одним из тех, кого называют «воплощением зла»? Манфред Дезелерс, исследуя личность Хесса, пытался ответить на эти и целый ряд других вопросов, прежде всего философских и теологических. В частности, почему человек, в котором, согласно христианству, есть частичка Бога и который в чем-то подобен Всевышнему, оказался способным на такие злодеяния?

Манфред пояснил, что национал-социализм создал собственную систему ценностей, по сути, подменившую религию. И она позволила Хессу отгородить свою душу от Бога и его любви.

– Меня часто спрашивают: а где был Бог, когда в Аушвице творился весь этот кошмар? – сказал, выступая на воронежском форуме, священник. – Он был в достоинстве, в душах тех людей, которых отправляли на смерть. Многие из них, как когда-то Иисус на кресте, взывали к Богу: за что он оставил их в этот страшный час? Но в то же время большинство из них, пройдя через страдания, обрели истинную веру и Господа в своем сердце.

Это не должно повториться

Впрочем, теологические рассуждения на примере Аушвица все же оставляют намного больше вопросов, чем ответов. Скажем, все творившееся в лагере зло священники однозначно приписали «свободной воле», дарованной человеку Богом. А невмешательство Всевышнего, по их словам, лишь благо, позволяющее людям быть теми, кто они есть, а не «роботами».

При этом далеко не все участники дискуссии согласились с объяснениями священников по поводу того, как же сочетается присутствие Бога в этом мире, творимые им чудеса – с полным отсутствием каких-либо знамений «свыше» относительно проводимых в течение нескольких лет планомерных массовых казней в Аушвице. И почему, если одним Бог на молитвы о здравии посылает исцеление, то тут не откликнулся на слезы и мольбы сотен тысяч матерей и детей, моливших хотя бы о менее мучительной смерти?

Впрочем, если с теологическим пониманием добра и зла все было непросто, то вот светская, общечеловеческая оценка событий, происходивших в те годы, у всех оказалась общей. Участники дискуссии были едины во мнении, что ужасы Аушвица, как и остальные преступления нацизма, не подлежат забвению, прощению или переоценке.

– Воспоминания об Аушвице очень тяжелы, – сказал Манфред Дезелерс. – Надо хорошо понимать и помнить, что там случилось. Сейчас в бывший лагерь приезжают люди со всего мира. Моя задача – помочь им понять, что тогда происходило. Осознать всю глубину того, чему нас учит эта трагедия. И самая главная наша общая цель – жить мирно друг с другом.

Комментируя попытки ряда политиков Украины, Венгрии, США, стран Прибалтики пересмотреть итоги минувшей войны и даже героизировать нацизм, германских сателлитов и различного рода «ветеранов» национальных батальонов СС, проводивших карательные акции на оккупированной территории, Манфред Дезелерс подчеркнул:

– Это огромная катастрофа, в том числе и моральная. В Германии, где зародился национал-социализм, назвать кого-нибудь нацистом – это оскорбление! Мы все убеждены: то, что произошло, никогда не должно повториться!